Грани Эпохи

этико-философский журнал №80 / Зима 2019-2020

Читателям Содержание Архив Выход

Александр Удачин

 

Путешествие в Вологду. К Николаю Рубцову.

И конечно, есть резон в том,

что ты рождён поэтом,

а другой жнецом рождён.

Все умрём, но суть не в этом.

Николай Рубцов

 

В недальнее, но и не близкое путешествие из Москвы в Вологду автора позвала нелёгкая судьба и творчество замечательного русского поэта Николая Рубцова. Он родился в старинном и самобытном северном краю России, «где с каждой избою и тучею, с громом готовым упасть» чувствовал «самую жгучую, самую смертную связь». Законный поэтический наследник Сергея Есенина, Николай Рубцов создал поэзию, которой, как оказалось, в народе суждена долгая жизнь. И погиб при таинственных обстоятельствах здесь же, в Вологде. Вот почему мне воочию захотелось увидеться с этим краем, посетить могилу любимого поэта. Но в начале пути не мог себе представить, что в поездке встречусь с поэтом К. Н. Батюшковым (вернее, с его могилой), прикоснусь к истокам жизни Петра Великого, обрету на память «от брата Бориса» икону, которая спустя годы спасёт руку от тяжёлого увечья…

 

 

День первый

В незнакомую Вологду приехал утром 21 июня 1997 года. В Москве, раздобыв «полезный» номер телефона, позвонил вологодскому журналисту и писателю Валерию Есипову, с которым договорился о встрече. Мне рассказывали, что Валерий знал о подлинных обстоятельствах гибели Н. М. Рубцова. Наметил я и встречу в Союзе журналистов Вологды с председателем Василием Невзоровым. К сожалению, эта встреча по независящим от меня причинам не состоялась. День приезжего прошёл обычным путём: устройство в гостиницу, прогулка по городу, фотографирование достопримечательностей, купание в реке Вологде.

 

День второй

9-45. Я на квартире В. В. Есипова. Когда закончился обстоятельный разговор о поэте Рубцове, Валерий Васильевич подарил свою книгу о трагической участи уроженца этих мест писателя В. Т. Шаламова. И я понял, что трагической судьбой писателя-земляка Есипов «болел» так же, как я «болел» судьбой Рубцова. Узнав во мне астролога, автор книги в дарственной надписи попросил «разгадать» тайну жизни Шаламова. По моей просьбе Валерий помог в устройстве «творческой встречи» с читателями одной из библиотек города. В тот день я купил несколько интересных книг о вологодском зодчестве.

 

«Такой город в России один»

 

 

Однажды Игорь Грабарь высказал счастливую мысль о том, что «древнерусские города являются рассадниками искусства». Таким, в хорошем смысле слова, «рассадником» искусства и культуры является и Вологда. Чего стоит только одно знаменитое вологодское кружевное плетение! Зародилось оно в 1820-х годах, когда вологодские крепостные стали в подражание западноевропейским «выплетать отделки к платьям и белью». А ныне западноевропейцы едут в Вологду и платят большие деньги за то, чтобы получить образцы «подражания» вологодского плетения. В 1893 году таких мастериц в крае трудилось около 4 тысяч, а к 1912 году число их увеличилось на порядок. В 1930 году образовался Вологодский союз кружевниц. Как следствие того, что в 1925 году вологодские кружева «взяли» на выставке в Париже золотую медаль. То же повторилось и в 1958 году, но только в Брюсселе.

 

 

В городе имеется Литературный музей уроженца Вологды К. Н. Батюшкова. Здесь родились известные писатели-современники В. Т. Шаламов, В. И. Белов и В. Ф. Тендряков. В краеведческом музее богатое собрание русских икон XIV – XIX веков, раскрашенная скульптура XVI – XIX веков, шитьё и ювелирное искусство этого же времени. Вологодские места замечательны тем, что не видели конницы татар. Варвары сюда не дошли, а потому здесь исстари спасались от преследования творческие люди. Подмечено и то, что «искусство севера носит более народный характер», нежели в других местах. Любопытно замечание и о том, что искусство севера лишено налёта мистицизма. И об этом стоит подумать… В XVII веке на Вологодчине укрепилась школа живописи стенописцев Ярославля и Костромы.

 

«Светлая и ясная»

Название «Вологда» имеет финно-угорские корни. В этих племенах «светлую и ясную» реку называли Вологдой. По имени реки и поселение позже стали называть Вологда. Раскопки города обнаружили гончарное дело и деревянное ремесло, датируемое XII веком. За обладание новгородской Вологдой соперничали Тверь и Москва, а также Тверь и Новгород. В 1493 году от 12 мая в Вологодско-Пермской летописи записано: «В понедельник владыка Филофей Пермский и вологодский заложил церковь Святое Вознесение Господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа». Иван Грозный впервые возвёл в городе каменные постройки. А в 1612 году произошла трагедия. В тот несчастный год Вологда была сожжена и разграблена. Имя трагедии исконно русское – «водка». «Всё делалось хмелем, пропили город Вологду воеводы», – писал архиепископ Сильвестр князю Пожарскому в Москву. Бесчинствовали в городе поляки и Литва, черкесы и казаки, просто воры…

 

День четвёртый и последний

Поездка в Спасо-Прилукский монастырь. Знакомство с «братом Борисом». Встреча с членами общества «Духовное возрождение». Сближение с теософом и экстрасенсом Александром Мухановым. Неизгладимое впечатление от монастырского ансамбля. Разговор и полемика с духовными людьми. Осмотр библиотеки и сувенирной лавки. Выбор на память иконы «Святые апостолы Павел и Пётр». Дарственная надпись на иконе «брата Бориса».

 

Спасо-Прилукский монастырь

 

Домик Петра

Когда-то домик, как и всё в Вологде, стоял деревянным. Но не выдержал удары времени и ныне стоит, облачившись в нарядный белый камень. В XVII и XVIII веках Вологда являлась перевалочным торговым пунктом на пути из Москвы в Архангельск, а затем и в Западную Европу. Взаимовыгодным для Москвы и Европы маршрутом живо интересовался император Пётр Великий, который время от времени проводил инспекционные поездки. Не раз появлялся и в Вологде. К 200-летию Петра, а именно в 1872 году город выкупил у купца Витушечникова дом, где император постоянно останавливался на пути в Архангельск у купцов-иностранцев Гутманов. Идея сделать из «домика Петра» историческую достопримечательность оказалась на редкость удачной. В 1885 году домик назвали «Музеем Петровским», а спустя столетие, в 1983 году в Домике потрудились ленинградские живописцы-оформители.

 

Музей Петра Великого

 

История Домика такова. В переписной книге Вологды это здание появилось в 1711 году, но купцы Гутманы, понравившиеся Петру за ценный вклад в царскую казну, появились в городе ещё раньше, в 1652 году. Раздобревший Пётр отдал смекалистым иностранцам право беспошлинной торговли по всей России. Пришлось по нраву Петру и то, что купцы удачно выбрали место проживания: построили домик в оживлённом месте города. Даты приезда императора в Вологду и посещения Домика Гутманов следующие: 1692, 1693, 1694, 1702, 1724 годы.

Петра интересовали сугубо насущные вопросы. Например, где и как строить корабли, где и как проводить испытания кораблей, как обеспечить безопасность Архангельска и севера от шведов.

Любопытен Акт от 5 июня 1885 года: «В память о пребывании в городе его Императорского высочества великого князя Владимира Александровича и посещения вологодского домика Императора Петра Великого по возобновлению и устройства в нём Петровского музея».

 

Книга «Деяний»

Особую ценность для автора, интересующегося историей России, представила книга «Деяния Петра Великого». Книгу с любезного разрешения смотрителя московскому журналисту удалось подержать в руках и даже сделать выписки.

Одно название чего стоит: «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России. Собрание из достоверных источников расположенных по годам. Часть 1. Москва. В Университетской типографии, 1788 год». И тут же чернильный штамп: «Цензор Антон Барсов Коллежский Советник, Красноречия профессор и цензор, печатаемых в университетской библиотеке».

Книгу начинает «Предисловие Ивана Беликова», которую тот «писал в селе Анашкин, в 6 верстах от Звенигорода, октября 31 дня, 1787 года». Иван Беликов поневоле стал писателем, поскольку объясняет «бумагомарание» жгучим, если не сказать фанатичным, интересом к жизни и деятельности великого царя: «Счастливая встреча со столь знаменитым предметом, каков есть Пётр Первый, всех читателей любящих Отечество». В капитальной книге Беликова содержатся ссылки на 51 источник, из которых влюблённый в царя писатель черпал редкие и убедительные эпизоды из жизни великого правителя России.

А начало у Ивана Беликова было такое: «Вскоре, по приезде моём в Москву, достал я несколько книг, касающихся до жизни Петра Великого, как то Летопись о зачатье и рождении сего государя, и Его историю, переведённую с греческого господином Писаревым, да Шафирово разсуждение о причине войны с Карлом XII, королём шведским. С какой жадностью я читал сии книги, и каким они мне тогда казались сокровищем, я изобразить не могу».

Чем не духовный фанатик? В хорошем смысле слова. В оглавлении книги читаем о «несправедливых нареканиях стрелен береговых на монарха, о древней к России недоброжелательности окрестных государств, о 18 возражениях на несправедливое обвинение государя, о постановлении меньшей цены делам Петра Великого, как знак непростительной к нему неблагодарности, о том, что худое воспитание Петра Велико есть не помрачение его славы, а паче увеличивает оную, о благотворных заслугах Петра Великого к России» и т.д. Для автора, интересующегося жизнью «звёздного неба», особый интерес вызвала следующая глава книги: «Сименона Потоцкого предсказание о Петре Великом ещё до его рождения. Показание вероятности оного перепискою Генуэзца с Гревиусом. Поверка сего славного астрономом Г. Алексеем».

Так удивительно неожиданно закончилась летом 1997 года поездка по местам жизни и творчества поэта Николая Рубцова. Без преувеличения скажу, что Рубцов подарил поклоннику поэзии новый мир. Мир древней Руси, мир трагической и славной истории, мир редких по душевной красоте людей. А история надписанной в Спасо-Прилукском монастыре «братом Борисом» иконы, спустя годы, получила не менее неожиданное и удивительное продолжение.

 

Однажды, когда я работал за письменным столом, вдруг почувствовал, что висящая над столом набитая тяжёлыми книгами полка, вот-вот рухнет. На столе под полкой стоял подаренный радиоприёмник, лежали часы, ещё что-то.

А на стене прямо под полкой в прочной деревянной раме висела иконка апостолов Петра и Павла. Иконка, благословляющая надписью отцом Борисом на всё доброе. В какой-то момент я машинально протянул руку и убрал в сторону лежащие на столе ценные вещи. В следующий момент тяжеленная полка рухнула вниз. Рухнула и снесла со стены иконку с образами святых, одним из концов ударившись о прочную раму. Иконка, заключённая в толстую раму, явилась для меня надёжной защитой, поскольку ослабила страшный удар. Благодаря чему я избежал перелома руки и отделался всего лишь сильным ушибом. И со временем пришёл к мысли, что хорошо иметь любимого поэта, отдавать дань истинному таланту, посещать замечательные места России. И получать от судьбы подарки. Подарки, которые окажутся оберегом твоей жизни.

 

 


№80 дата публикации: 02.12.2019

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019