Грани Эпохи

этико-философский журнал №79 / Осень 2019

Читателям Содержание Архив Выход

Александр Костюнин,

член Союза писателей РФ

 

Ингушетия

Дневник поездки

 

Продолжение, начало см.: часть 1, часть 2

 

 

Исход первый

Малумат

 

На одном поле не уживаются крапива и кукуруза.

Нитташи хьажк1аши цхьан кхай тац.

 

Ингушская пословица

 

Фотография из Интернета

 

Есть и в современной истории Страны башен трагичные страницы.

Яхья Хашагульгов, бывший председатель райисполкома Сунженского района, поведал о страшном исходе из Ингушетии русского населения, предки которых жили на этих землях более двух веков:

– В лихие девяностые национальные конфликты захлестнули нас, начались убийства. Пошла молва: «Надо из Ингушетии бежать, бежать, бежать». И сперва казаки, затем всё русскоязычное население потянулись из города Карабулака, из станиц Троицкой, Орджоникидзевской – в Ставрополь, Краснодар... [1]

Яхья Магомедович ничего не скрывал...

Потому его рассказ даже в сокращённом виде приводить не стану. Картины жёстких гонений, неосторожно обронённое слово могут стать причиной нового всплеска междоусобиц. И назначать виноватых, судить... тоже не стану.

Кто я такой, чтобы судить?..

Нас всех по намерениям и деяниям нашим, по ошибкам или бездействию, по мыслям светлым и чёрным – будет судить Бог. А трагические события 1991 года так и останутся чёрным квадратом.

 

Примечания:

[1] 30 апреля 1991 года «Комитет по спасению Сунженских казаков» обратился к руководству страны с требованием «Принять незамедлительные и действенные меры по ограждению казачьего и славяноязычного населения Сунженского района Чечено-Ингушской республики от националистически настроенных ингушских экстремистов». Википедия: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Троицкая (Ингушетия).

 

 

Исход второй

Малумат

 

Время уносит горе из сердца.

Хано д1аэц дег т1ара бала.

 

Ингушская пословица

 

Говорить беспристрастно о горе людей, ставших близкими, не получится, как ни старайся.

Трусливо смолчать – нечестно. (Зачем тогда вообще браться за перо...) «Писатель с перепуганной душой – это уже потеря квалификации» [1]. А врать – не могу. (Иначе б занимался политикой...) Пригородный район сегодня – один из символов республики! Кто так не считает, просто не бывал в Ингушетии.

А первопричиной трагичных событий послужило желание Отца народов, товарища Сталина, часть этих самых народов уничтожить. Он оставил о себе память, которую смело можно назвать бессмертной: в День Советской Армии чеченский и ингушский народы поголовно депортировали в Казахстан «без права возвращения». (Думаю, долго ещё вайнахские народы будут скрипеть зубами в ответ на поздравление с Днём защитника Отечества...) Остальные события, вплоть до трагедии в Пригородном районе, костяшками домино – безвольными доминушками – валятся одно за другим. Но, бесспорно, депортация народов со своих исконных земель –

 

Доминушка первая

Вопрос, который сейчас затрагиваю, страшен своим ужасом абсурда.

И, повторюсь, любое неосторожно брошенное слово может невольно привести к новой волне кровавых конфликтов. Даже если буду искренен в своих заблуждениях – это не оправдывает. Как известно, «благими намерениями...» Поэтому не стану давать личных оценок – слово самим ингушам – очевидцам событий. Главный редактор общенациональной газеты «Сердало» Якуб Патиев предоставил мне такую возможность, снабдив копиями газетных материалов. Итак...

 

Доминушка вторая

26 апреля 1991 г. Верховный Совет РСФСР по инициативе ингушских депутатов принял Закон РСФСР N 1107-I «О реабилитации репрессированных народов». Статья 3 п. 2 гласит: «Реабилитация предусматривает возвращение народов, не имевших своих национально-государственных образований, согласно их волеизъявлению, в места традиционного проживания на территории РСФСР». Ингуши на радостях п. 3 уже не читали: «В процессе реабилитации репрессированных народов не должны ущемляться права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на территориях репрессированных народов». Равно как не читали и Конституцию Российской Федерации, статью 67.3: «Границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия». А 3 июля 1992 г. Верховный Совет РСФСР принимает Закон РСФСР N 3198-1 «Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации». Статья 3 предупреждает: «Самовольные захваты территорий и изменение территориальных границ запрещаются. Любые действия, направленные на самовольные захваты территорий и изменение границ в Российской Федерации, являются преступлением против России и влекут уголовную ответственность согласно действующему законодательству».

 

Доминушка третья

На страницах газеты кипят нешуточные страсти. Все нервы накалены до предела, терпение иссякло... «Сердало» 04 августа 1992 года в №88 (8185) опубликовала на первой странице «Резолюцию чрезвычайного съезда ингушского народа», который прошёл в г. Назрани в РДК. Пункт первый предписывал: «Административный, промышленный и культурный центр Ингушской Республики должен быть размещён в городе Владикавказе». Пункт второй: «Считать необходимым проведение выборов в парламент Ингушской Республики на территории Назрановского, Сунженского районов и Пригородного, Малгобекского районов в границах 1944 года не позже сентября 1992 года». Редакция в своём комментарии осторожно напомнила, что вопрос «с определением срока выборов» должен решаться Верховным Советом РСФСР. Было ещё немало материалов, которые предостерегали горячие головы от скоропалительных, необдуманных решений. Так газета «Сердало» от 11 августа 1992 года в №91 (8188) в статье «Изменение границ начать нетрудно. Закончить вряд ли удастся» объясняет: «...Практическое восстановление прав репрессированных и насильственно переселённых народов – более сложное дело, чем казалось вначале. Ведь речь идёт о десятках народов, народностей, этнических групп, сложившихся культурно-этнических общностей – судьбах миллионов людей. ...Но этим не исчерпывается сложность вопроса, который приобрёл международный характер. Ведь часть этих народов проживает на территории суверенных государств бывших союзных республик и стремится вернуться в Россию, другая часть – например, группа крымских татар, турок-месхетинцев, курдов – оказавшись волею судьбы на российской земле, стремится вернуться на земли предков».

Если восстановить границы на момент 1944 года, то не только Пригородный район Северной Осетии нужно вернуть Ингушетии, а Натеречный, Шелковской и Наурские районы Чечни – Ставропольскому краю; Моздокский район Северной Осетии – Ставрополью; Новолакский район Дагестана (бывший Ауховский район) – назад Чечне, и пошло, поехало... Для справки: спорных зон сейчас на территории России 180! Примерно на тридцать три Чеченских войны. Позиция центра по вопросу любого изменения любых границ любых кавказских республик хорошо известна: их нельзя пересматривать, потому что это открывает ящик Пандоры.

 

Доминушка четвёртая

В газете «Сердало» от 29 октября 1992 года в №123 (8220) опубликована «Резолюция митинга ингушского народа пос. Южный Пригородного района 24 октября 1992 года». Она, кроме прочего, призывала: «...В ингушских сёлах Пригородного и Моздокского районов немедленно приступить к созданию народной гвардии. Материальное обеспечение народной гвардии Пригородного района возложить на Назрановский, Малгобегкский и Сунженский райсоветы» [2].

 

Доминушка пятая

И оружие молчать не стало. Газета «Сердало» 12 ноября 1992 года в №125 (8222) публикует статью «Это уже Карабах», больше напоминающую сводку боевых действий: «Сегодня в Пригородном районе у селений Шолхи (Октябрьское). Мочкъкий-Юрта (Чермен), Карца (Планы), Яндиево (Дачное) и у многих других идут ожесточённые, кровопролитные бои. Ингуши сражаются за свои земли, за свои улицы и дома...»

 

Доминушка шестая

И страшный итог!.. Газета «Сердало» 12 ноября 1992 года в №128 (8225) в «Политическом заявлении Чрезвычайного комитета Ингушской Республики» сообщает о сотнях убитых, тысячах раненых ингушей и десятках тысяч оставшихся без крова.

 

Век двадцатый канул в Лету, но с собой

Не сумел свои страдания забрать,

И живём мы непрерывною войной –

Это Сталин продолжает убивать! [4]

 

Фотография из Интернета

 

И там, и здесь между рядами

Звучит один и тот же глас:

– «Кто не за нас – тот против нас!

Нет безразличных: правда с нами!»

А я стою один меж них

В ревущем пламени и дыме

И всеми силами своими

Молюсь за тех и за других [3].

 

В день отъезда в православном храме Сунженского района я поставил за убиенных свечку

 

Фотография автора

 

Примечания:

[1] Зощенко Михаил Михайлович.

[2] 31 октября 1992 года «Сердало» в №124 (8221) публикует «Обращение в комитет по правам человека Организации Объединённых Наций» с просьбой о помощи и поддержке (копии были направлены Президенту Российской Федерации, Председателю Верховного Совета РФ, Полномочному представителю Верховного Совета РФ в Ингушской Республике и представителю Президента РФ в Ингушской Республике). Но тоже услышаны не были...

[3] Волошин Максимилиан Александрович, поэт, критик, художник.

[4] Якуб Патиев «Сталин продолжает убивать».

 

 

Исход несбывшийся

 

Малумат

 

Хочешь уберечь свой берег – бейся за чужой.

Тиркал дехье ца къисача, сехье хиннаяц.

 

Ингушская пословица

 

Фотография Евгения Шивцова

 

И опять ограничусь лишь сухими сводками...

1. 18 октября 2012 года в Чечне приняли Закон о включении части Сунженского района Ингушетии в состав Чечни [1], [2].

2. Утром 18 апреля в ингушское село Аршты вторглись 300 чеченских силовиков – колонна состояла из одного БТР, нескольких «Уралов» и легковых машин [3].

3. 20 апреля Глава республики Юнус-Бек Евкуров созвал съезд ингушского народа в связи с «чрезвычайными обстоятельствами вокруг вопроса о временной границе между Чечней и Ингушетией» [4].

 

Аксагов Магамед в красках поведал, как они с друзьями провели несколько тревожных дней на баррикадах в готовности защитить родную землю даже ценой собственной жизни... Редакция газеты «Сердало» дальновидно изъяла из архива часть материалов (поступила мудро!): теперь между выпусками №035 (10970) 16 марта 2013 года и №60 (10995) 14 мая 3013 зияет чёрная дыра.

Кавказ – дело скользкое...

 

А третий исход, слава Богу, не случился.

 

Примечания:

[1] «В Ингушетии считают (и в августе 2012 г. Ю.-Б. Евкуров неоднократно озвучивал эту позицию), что проблема уже решена эволюционным путём: граница между Ингушетией и Чечнёй сложилась, устоялась благодаря многочисленным выборам, когда приходилось определять и уточнять границы избирательных участков. Окончательно, по мнению ингушской стороны, границы были определены в связи с проходившими в 2009 г. в обеих республиках муниципальными выборами». «Республика Ингушетия», 30.8.2012, «Три года «стабильности» Бюллетени Правозащитного центра «Мемориал» о ситуации на Северном Кавказе «Выпуск 2», Осень 2009 года – осень 2012 года».

[2] «Кадыров подписал закон о включении части Сунженского района Ингушетии в состав Чечни». Новости Ингушетии ingnews.ru 26.02.2013:

«В Чечне внесены поправки в закон о Сунженском районе, который был утверждён парламентом республики, подписан её главой и опубликован. Закон Чеченской Республики «О внесении изменений в Закон Чеченской Республики “Об образовании муниципального образования Сунженский район и муниципальных образований, входящих в его состав, установлении их границ и наделении их соответствующим статусом муниципального района и сельского поселения” был принят парламентом региона 18 октября 2012 года, утверждён главой региона Рамзаном Кадыровым 6 ноября 2012 года и опубликован в официальном издании «Вести республики» в №18 от 30 января 2013 года. Закон вступил в силу по истечении десяти дней после официального опубликования, то есть 9 февраля.

В документе утверждаются поправки в закон №6-РЗ от 13 февраля 2009 года “Об образовании муниципального образования Сунженский район”. «Статью 3 изложить в новой редакции: “Образовать муниципальные образования в составе Сунженского муниципального района, установив их границы согласно прилагаемым схематическим картам и их описаниям, наделив их статусом городского и сельского поселения с определением административного центра: Ассиновское сельское поселение с административным центром в станице Ассиновская; Серноводское сельское поселение с административным центром в селе Серноводское; Вознесенское сельское поседение с административным центром в станице Вознесенская с входящим в его состав населенным пунктом Аки-Юрт; Карабулакское городское поселение с административным центром в городе Карабулак; Нестеровское сельское поселение с административным центром в станице Нестеровская; Слепцовское сельское поселение с административным центром в станице Слепцовская; Троицкое сельское поселение с административным центром в станице Троицкая; Чемульгинское сельское поселение с административным центром в селе Чемульга”, – говорится в тексте документа».

[3] «Территориальные претензии Чечни» Новости Ингушетии ingnews.ru 30.04.2013 Юлия Латынина.

[4] Abos.RuВ 21.04.2013 «В Ингушетии бьют тревогу по поводу Чечни».

 

 

Обратный отсчёт

Малумат

 

...Я видел у других

Отчизну, дом, друзей, родных

А у себя не находил

Не только милых душ – могил!

М. Ю. Лермонтов

 

В Ингушетии закончился период смуты и давно наступил мир.

Исход людей из родных мест прекратился.

Снова ждут русских в Ингушетии [1]. Правительством даже разработана целевая республиканская программа «Возвращение и обустройство русскоязычного населения на 2010–2015 годы». Постепенно и в Пригородный район, на свои исконные земли, возвращаются ингушские семьи. Яхья Хашагульгов, бывший председатель райисполкома Сунженского района, убеждён:

– Ингушский и осетинский народ врагами быть не могут. Тихо-тихо-тихо всё поставят на место. Один пример привожу: СССР и Германия – более непримиримых врагов в мире не было. А сейчас?.. Время затягивает раны.

 

Х1арача дено цхьацца лаьтта бел т1адулаш, бала гаьнабоал.

Горе удаляется – каждый день на него ложится лопата земли.

 

Проблема вся в чём? У нас каждый себя считает князем.

А «над князем князь не нужен» – гласит ингушская пословица (Аьлан та аьла тац).

«Я бы сделал не так, я бы не так! я бы лучше! Тот купился, этот продался». Веками по наследству потомков будут укорять: «Сто лет назад ваш дед вёл переговоры и уступил часть Владикавказа другому народу». За это время страна полностью поменялась несколько раз, шар земной перевернулся, уже никто и не помнит, что именно было тогда, а упрекать будут.

 

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны... [2]

 

Кровавый исход из Осетии осенью девяносто второго...

Пока вопрос этот – самый больной для всех и каждого в республике.

Официальный Гимн Республики Ингушетия гласит:

 

Земля может разверзнуться

От ран, врагами тебе нанесённых.

Да будут благородны сыны ушедшие,

Да отомстят живущие за них.

 

Аллах, дай силы Ингушетии,

Дай силы, чтобы отомстить.

 

Лаьтта даттІал йоккха я човнаш,

МоастагІаша хьа дегІа яьраш.

Эздий хилба хьа керахьа къонгаш,

ЧІир леха, бохабе гІаьраш.

 

АллахI – Даьла, низ ба ГІалгІайченна,

ЧІир леха из ба ГІалгІайченна. [3]

 

Старики в Ингушетии перед смертью завещают потомкам: «Вернуться к родным пепелищам, к родовым кладбищам в сёла Пригородного района». Меня уверяли: обратный отсчёт времени уже включён. На стенах в ингушских домах я видел именно такие часы – часы с обратным отсчётом. И теперь каждый час, каждая минута, приближает ингушский и осетинский братские народы к миру и добрососедству.

 

Примечания:

[1] Я вспомнил, как воспринимался мой приезд в горных аулах Дагестана... В страшные 90-е русские оттуда тоже бежали сломя голову, кто успел... В Казбековском районе женщина, смущаясь, подошла ко мне и робко спросила: «Вы правда из России?» – «Да» – «Можно Вас потрогать?» В Бежтинском районе пограничный наряд тщательно проверил все мои документы, полчаса не прошло – летят на УАЗике обратно: повторная проверка. Я старшему наряда задаю резонный вопрос: «Товарищ лейтенант, какие-то проблемы?» Он помолчал и нехотя выдавил: «Если бы Вы видели сейчас себя со стороны, Вы ж тут как Дед Мороз летом...»

[2] Шота Руставели, великий грузинский поэт.

[3] Материал из Википедии – свободной энциклопедии: «В 2005 году, новое руководство Ингушетии во главе с Президентом Муратом Зязиковым решило, что гимн Ингушетии излишне агрессивен и не отражает «стремление народа к миру, созиданию, добрососедским отношениям» и утвердило новый вариант гимна на стихи ингушского поэта Саида Чахкиева. В 2005–2008 гг. попытки руководства республики ввести новый гимн не увенчались успехом. Текст первого гимна оказался под запретом, но музыку исполнять разрешали. Гимн со словами можно было услышать только на концертах ингушских музыкальных групп в Москве и других городах России. Запрещённая песня быстро обрела невероятную популярность среди молодёжи. В Интернете можно было даже найти рок-обработки гимна. Популярность и значимость первого Гимна Ингушетии были признаны новым руководством республики во главе с Юнус-Беком Евкуровым и вскоре было принято решение о возврате первого Гимна Ингушетии. 7 декабря 2010 года Конституционным Законом РИ был утверждён Гимн Ингушетии с первоначальными стихами Рамзана Цурова и музыкой Руслана Зангиева».

 

 

Ингушетия – фотовзгляд

Фотография автора

 

 

Фотография автора

 

 

Фотография Беслана Холухоева

 

 

Советская власть

Хабарик

 

Дуплистое дерево ветер валит.

Хар баьнна хи михо атта божабу.

Ингушская пословица

 

Фотография автора

 

Ингуши по сей день гордятся своими земляками, отмеченными царём-батюшкой за воинскую доблесть и верную службу генеральскими погонами и почестями: Бекбузаров Сосланбек Сусуркаевич, дослужился до генерал-майора, командира бригады 19-й пехотной дивизии, кавалера Георгиевского оружия (Высочайший приказ от 24.02.1915 г.); Нальгиев Эльберд Асмарзиевич, генерал-майор, командир 2-й бригады сводной Кубанской казачьей дивизии, кавалер Георгиевского оружия (Высочайший приказ от 07.01.1916 г.); Укуров Тонт Наурузович, генерал-майор, командир 44-го пехотного Камчатского полка, кавалер Георгиевского оружия (Высочайший приказ от 09.03 1915 г.); Базоркин Банухо Байсагурович, генерал-майор русской императорской армии; Мальсагов Сафарбек Товсолтанович, генерал-майор русской императорской армии.

 

А бойцы «Дикой дивизии»? Все как один – Национальные герои! Красавчики!

 

Обычно после этих джигитов следом идёт длинный перечень Героев Гражданской войны.

Известно, что ингуши массово поддержали Советскую власть. Умницы!

Сам Орджоникидзе в восторге писал: «Ингушский народ, ни на минуту не колеблясь, изъявил готовность к борьбе и громадными массами направился в город… Выступили ингуши, этот авангард горских народов, за которыми потянулись, если не активно, то во всяком случае своей симпатией, все остальные горцы» [1]. Мнение врагов Советской власти ещё откровенней... Деникин впоследствии изумлялся: «Участие этих народов в политической жизни края далеко не соответствует их численному составу. Ингуши – наименее численный и наиболее спаянный военной организацией народ – оказался по существу вершителем судеб Северного Кавказа» [2].

Ингуши настолько гордятся подвигами своих предков, что никто не заморачивается думкой: ведь красавчики из первого списка воевали с красавчиками из второго. Между собой! И одновременно их чествовать как героев – нелогично. «Всё смешалось в доме Облонских!» Большевистская идея равенства настолько подкупила ингушей, что они по сей день пребывают в восторге!.. Тот факт, что власть эта землю дала лишь подержать в руках, а потом почти сразу отняла вместе с жизнью десятков тысяч людей, с родовыми башнями, в расчёт не берётся.

 

«Товаищи с бьятского Востока!» – Ленин, когда произносил эту фразу – не картавил.

 

Строители и врачеватели по ингушским адатам избавлялись от кровной мести. Если ценный специалист совершал проступок – его не убивали – откупали. От таких людей зависело благосостояние и здоровье тейпа. НКВД, а ещё раньше ЧК, поступало наоборот – интеллигентов, профессионалов, носителей культуры, людей образованных уничтожали в первую очередь. Зачищали, обнуляли сознание и память народа. Уничтожали самих носителей знаний, уничтожали круг их последователей, уничтожали круг учеников. Как мрачно пошутила Марина Цветаева: «Палачам во все времена нужны люди с головой». К зачисткам подходили основательно – не с кондачка. Варлам Шаламов пытался разгадать механизм репрессий: «Одним из главных принципов убийства сталинского времени было уничтожение одним рядом партийных деятелей – другого. А эти в свою очередь гибли от новых, из третьего ряда убийц. Берзина арестовали в декабре 1937-го года. Он погиб, убивая для того же Сталина. Почему талант не находит в себе достаточных внутренних сил, нравственной стойкости для того, чтобы с уважением относиться к самому себе и не благоговеть перед мундиром, перед чином. Учёные, инженеры и писатели, интеллигенты, попавшие на цепь, готовы раболепствовать перед любым полуграмотным дураком. «Не погубите, гражданин начальник! – в моём присутствии говорил местному уполномоченному ОГПУ в 30-м году арестованный завхоз лагерного отделения. Фамилия завхоза была Осипенко. А до 18-го года Осипенко был секретарём митрополита Питирима» [3].

Писатель Виктор Астафьев признаётся: «Я раньше других сперва почувствовал, а потом и увидел трагедию своего народа, сваленного в червивую яму коммунистами» [4]. Ему вторит Василь Быков: «Прежний советский строй под руководством коммунистической партии никуда завести не может, кроме как тупика. И я думаю, что семидесятилетняя история нашего государства именно об этом вопиет, не то, что свидетельствует. Каждая её страница».

Из моих собеседников в Ингушетии, пожалуй, лишь Нурдин Кодзоев не захлёбывался в восторге, говоря о красных: «Я с детства – антисоветчик. Состоял на особом учёте. В пятом классе от руки писал листовки о митинге в Грозном в 1973 году, бегал по улицам, расклеивал... КГБ собрали по школам тетради, по почерку вычислили, но что возьмёшь с пятиклассника? В восьмом создал подпольную организацию... Цель: образовать республику Ингушетия».

 

И вот сегодня бок о бок в Ингушетии, словно в провинциальном спектакле, на одной сцене, в одной постановке играют персонажи из разных сказок: Карабас и Дюймовочка, палачи и жертвы, антисоветчики и большевики-ленинцы с персональными экспозициями в музеях, с демонстрациями-маёвками 1 мая и Днём памяти жертв политических репрессий 30 октября – по принципу «Кашу маслом не испортишь!» Не прихоть это, не бзик и не склероз провинциального режиссёра – желание соответствовать непрерывно-меняющейся генеральной линии идеологии Державы, публично заявленному укладу жизни:

 

Наш уклад

Вперёд! Назад... чуть-чуть левее...

А-аа, стоп! стоп-стоуп... поправее.

Вот так... Ой, нет!.. Ой, не, не над...

У-ау! Счастье – от движухи в зад.

 

Не стенограмма то борделя,

Не полицаев съёмка скрытая.

Не шутки первого апреля –

Страны история избитая,

Руси уклад [5].

 

А Советская власть – проект масштабный, но утопически-гнилой, возьми и рухни, аки дуплистое древо. И порой душит меня ностальгия:

 

Хочу назад в эСэ-Сэ-СэР,

Назад! В Советскую Медину

Где метроном, не ставя в хер,

Задаст по жизни ритм единый!

Сигнал пропикает Москва,

Объявят курс по «Маяку».

Узнав почём нам «дважды два»,

Навалим счастья кулебяку [6].

 

P.S.

Пожалуй, единственное, чего местные жители Советской власти не простят никогда – как посмела она изъять из романа «Двенадцать стульев», при повторном издании, сцену, где ингуши избивают Остапа Бендера. Как решилась поднять руку ещё на одно свидетельство гостеприимства и миролюбия!

 

Примечания:

[1] Г. К. Орджоникидзе. Избранные статьи и речи. Грозный, 1962, стр.68.

[2] «В августе 1918 года, когда казаки и осетины овладели Владикавказом, ингуши своим вмешательством спасли Терский Совет комиссаров». Генерал-лейтенант А. И. Деникин «Очерки русской смуты». 1925, т. IV, с.с. 97–98, 112, 122.

[3] Виктор Астафьев «Нет мне ответа... Эпистолярный дневник».

[4] «Варлам Шаламов. Опыт юноши». Режиссёр: Павел Печёнкин.

[5] Александр Костюнин «Точка души» (Подстрочник).

[6] Александр Костюнин «Точка души» (Подстрочник).

 

 

Художественная школа

Ахи [1]

 

И трава краше, когда в ней попадается цветок.

Буц а дикаг1а хул, юкъ-юкъе зизалг хилча.

Ингушская пословица

 

Фотография автора

 

В городе Сунжа есть прекрасная художественная школа.

Сам в детстве заканчивал подобное учебное заведение, потому не могу быть объективным к этим островкам творчества – испытываю безответную симпатию и сохну по сей день. Мне вновь захотелось сесть за мольберт в первый класс, и не беда, коли стану второгодником...

Я с первого взгляда влюбился в школу, влюбился в преподавателей.

Разве может быть иначе?..

 

Фотография автора

 

А Махмуд сразу потянулся к бутылке, акварель на её горлышке, казалось, звенела...

 

Директор школы – Исса Аушев – Член союза художников России, народный художник республики Ингушетия, автор живописных масляных полотен и плакатов.

– Работа называется «Геноцид малых народов». Пострадали от советской власти все... кто в большей, кто в меньшей степени. Репрессировали десять народов. На холсте я изобразил пальцы наспех зарытых истерзанных, расстрелянных, загубленных людей.

Любимый афоризм Иссы – фраза Амадео Модильяни: «Любая живописная работа – мысль, выраженная в цвете, и мысль эта должна быть обязательно живой, царапающей равнодушное успокоенное сознание».

Да, остаться равнодушным – невозможно...

А на память директор художественной школы подарил мне картину с эпохальной дарственной надписью: «Александру Костюнину от рода Аушевых».

 

Фотография автора

 

Примечания:

[1] Ахи (собств.) – собственный жанр литературного творчества, противоположный «причитаниям», «воплям», «плачу», в котором автора перехлёстывают эмоции исключительно восторженные.

 

 

Родина Камасутры

Ахи

 

Русский язык – это отшлифованный ингушский.

Ингушское поверье

 

Фотография автора

 

Берснако Газиков – крупный ингушский учёный, краевед, исследователь и при этом человек исключительно скромный, как все ингуши:

– О себе говорить неудобно, всё – в Интернете. Я автор научного труда: «Ингушетия – родина мировых мифологий».

– Гипотеза отчаянно-смелая...

– Сейчас сами убедитесь! – заученным жестом фокусника Берснако развернул на столе план своего генерального наступления на мир. – По карте Ингушетии мы скрупулезно исследовали ингушскую и мировую мифологию, окинули взглядом рельеф земли с птичьего полёта. Вот, прошу, окиньте: здесь протекает Терек, это – река Армхи, это – Асса. Если изучить этот участок карты внимательно – просматриваются глаза.

Я упёрся взглядом в карту и... точно!.. что-то типа, причём один глаз мне подмигнул!

– Полюбуйтесь, – вот будто бы рука, вот, будто бы нога... По описанию этот персонаж полностью соответствует теологии индуизма. У Махабхарата – на голове тоже коническая корона...

– Сила!

– ...Четыре руки, две правых, две левых, в одной он держит молнию.

– Кому-то надо...

– Вторая рука – кулак перед собой.

– Мило.

– Из космоса видно лучше.

– Да ладно, я так...

– ...Следовательно, подтверждается факт: у нас находится греческое божество – Охранитель Мира.

– Ясненько...

– А если карту крутанём – увидим сначала козла, потом слона.

– Чудненько... славненько... занятненько, – подбадривал я собеседника, строго следуя инструкциям Махмуда.

– Это Бог Ганеша, исполняющий желания – слон мудрости Индии.

– Так ему и надо.

– Подобных образов у нас набралось более семисот, которые соответствуют египетской, индийской, скандинавской мифологиям. Получается, зарождение всех мифологий мира происходило именно у нас, в Ингушетии, – Берснако победно откинулся на спинку стула.

 

«Так вот ты откуда родом, Камасутра!..»

 

– Везёт вам.

– Бывает... – Берснако крепче прижал портфель к груди. – Очевидно: жизнь планеты Земля зародилась здесь, в Ингушетии, в Джейрахском районе. Это уже потом люди разбрелись по всей земле и, захватив с собой наши мифы, образовали разные страны.

– Я лично знаком с главой администрации Джейрахского района, – сморозил я сдуру! словно как раз этот муниципальный чиновник и организовал процесс мироздания.

 

Теперь за ингушский народ я спокоен!

С такими энтузиастами-учёными, как Берснако, Страну Башен ждёт великое прошлое.

А если Бог взаправду по национальности – ингуш?..

 

 

Право служить

Хабар

 

Коня узнают в пути, молодца – на чужбине.

Дын наькъаца бовз, к1ант аренца вовз.

Ингушская пословица

 

Фотография Али Оздоева

 

У Башира Аушева уточнил:

– Ингушетия по-прежнему в числе регионов, где за возможность отслужить срочную службу – уточняю: не «откосить от армии» – за право исполнить священный конституционный долг – дают взятки?

– Да, так... Когда призвали на Северный Флот – не верил до последнего. Пока уж точно не проехали Москву, Питер... пока столичные города не проплыли мимо окон вагона. В 2009-м, когда меня призывали, желающих было десять человек на место.

– В МГУ меньше.

– Весь двор военкомата забит битком. Знакомые ребята предлагали за деньги поменяться местами, чтоб отдал им свою квоту. «Не-не-нееее!» Им отметка в воинском билете нужна для госслужбы, а я на Северный Флот рвался познать себя, силу духа, силы свои. Дома можно всю жизнь прожить – ничего не поймёшь... Здесь ты не один, здесь за тобой – весь тейп. Споткнуться, упасть не дадут, поддержат... Могу хоть сейчас сделать дозвон по телефону: «у меня проблема!» – через десять минут сюда привалит пятьсот человек, готовых на всё... армия! Дома перестаёшь адекватно оценивать реальность. Там – совсем другое. Там ты один, без роду, без племени, можешь надеяться только на помощь Всевышнего. Там, наконец, понимаешь, насколько готов к жизни, насколько тебя хватит самого. Когда, ещё толком не проснувшись, уплетаешь горячие мамины пирожки, этого не понять, смысл жизни до тебя не доходит. После службы, в какой бы ситуации ни оказался, – точно знаешь заранее: потянешь эту лямку или нет. Я туда рвался, чтобы повидать мир, вдоволь наиграться с оружием, перейти с ним на «ты»: в Североморске корабли – с гору величиной, торпеды, ракеты... Мне это очень интересно... Я мечтал служить три года, но буквально в дороге узнал: опубликовали приказ министра обороны, срок службы сократили. Я был убит горем... Себя зарядил именно на этот срок. А призывники наоборот: кто мог, сходили по пути, на каждом пересыльном пункте упрашивали «покупателей», чтоб забрали их в другие рода войск, только не морфлот, только б не служить три года...

Призыв весенний. Поезд идёт по Мурманской области, светлынь, а все спят наповал. Даже странно показалось... Подхожу к своему прапорщику, трясу за плечо:

– Чё с вами? Чё случилось?!

– Ты дурак что ли?.. Посмотри на время: ночь на дворе.

– Какая ночь?

– Второй час.

Оказывается, такая в Заполярье летом ночь – белая. Я слышал, конечно, но чтоб до такой степени – представить не мог. Зимой наоборот – полгода темень. Глаз выколи... Зимой минус пятьдесят при высокой влажности и колючих ветрах с залива – не детские игры, море Баренцево!.. Огромная Луна! Лунища!!! – рукой достать – жёлтая, маслянистая, словно чапенгишь! [1] И небо – на плечи давит. Однажды вышли во двор, морозяка, сугробы, и внезапно! – небо перламутровое... – от испуга аж пригнулся. (Знаю: ядерные подлодки кругом... Всякое может.)

Бегом к офицеру – доложить. Тот смеётся:

– Это северное сияние!..

И началось на небе представление... Разве такое увидишь здесь? Светло как днём. Лазерное шоу – дешёвая туфта по сравнению с ним. Узоры, полосы, ленты – широкие, узкие... разных цветов. И всё меняется. После этого я каждую ночь выбегал во двор: чтобы не пропустить, ещё раз увидеть, чтоб ещё-ещё раз... И, конечно, мечта моя – увидеть воочию корабль «Пётр Великий» и авианосец «Адмирал Кузнецов» – достояние страны. В сравнении с ним даже северное сияние померкло. Вот это махина!.. Город! Ему даже Кольский залив в плечах тесноват. «Адмирал Кузнецов» – чудо света! Я-то служил на базе технического обеспечения... на маленьком катере торпедистом. А это такая махина – бескозырка с головы падает, как голову вверх задерёшь. Ещё раньше слышал лозунг: «На работу, как на праздник!», считал «дуркуют». Пропаганда. А тут сам, когда попадал в торпедный цех, огромную радость поймал. Пацанам не интересно, а мне-еее!.. Я знал: больше никогда в жизни этого не увижу, даже если захочу сильно-сильно. Потрогать самому, разобрать, собрать, смазать, зарядить, участвовать во всём этом. Прямо гордость испытывал: не каждый мой сверстник допущен к таким тайнам, к военной мощи страны. Принимал участие в военно-морском параде, есть даже благодарственное письмо в адрес родителей... Клянусь – это счастье! Отдать долг Родине для мужчины – награда. «Защитник Отечества» – звание почётное. И ещё: служба для меня стала данью уважения деду, другим ветеранам, благодаря которым мы сидим с вами спокойно, мирно беседуем. Вклад этот даже по масштабам Вселенной – не оценить. Служба моя на Северном флоте своего рода «алаверды!» Одолей нас тогда фашист, не до бесед было бы сейчас...

На медкомиссии мне врач заявила:

– Ты южанин, даже недели здесь не выдержишь, может, тебя сразу комиссуем?

– Вы что!.. Вообще?! Для ингуша «комиссовать»! Лучше здесь умру. Зато меня родственники увезут и с почестями похоронят.

Задумалась, остальные хлопают глазами.

– Ты какой-то ненормальный... Если им предложу, с радостью согласятся, убегут.

– Они пусть бегут, я выдержу всё. Так и пишите.

Посмеялась врач надо мной, но уже совсем по-другому, по-доброму:

– Приятно видеть таких призывников, как ты, Башир! А кем тебе доводится Руслан Аушев?

– Дядя.

Председатель комиссии, генерал-полковник медицинской службы, подошёл ко мне и положил руку на плечо:

– Благодаря твоему дяде я дослужился до таких звёзд, это он меня в русло поставил. Первый бой принял под его командованием. Обращайся, если возникнут вопросы. И служи, старайся авторитет его не уронить.

 

Я стою, весь свечусь от счастья... ярче Северного Сияния.

Даже тут, на краю земли, знают моего дядю.

 

В Ингушетии считают: настоящий мужчина должен быть всегда на слуху! Или в хорошем или в плохом смысле! А здесь такое почтение... Гордость во мне такая, что я – ингуш, представитель его рода, – служу на Краснознамённом Северном флоте, на флоте, о котором друзья слагают легенды, а враги в страхе шарахаются. В меня прям сто сил вселилось – стал заниматься спортом: штанга, турник, закаливание – летом обливался холодной водой, зимой обтирался снегом, к тёплой воде не прикасался. В итоге я был единственным бойцом из всей роты, кто ни разу за всю службу не валялся в госпитале. Осенью, когда в тельняшке выходил на палубу, чувствовал себя комфортно.

Многие пустоты у себя в голове заполнил именно там... Пообщался с представителями разных национальностей. Со староверами, язычниками... узнал, как шаманы проводят обряд очищения дома. И был в шоке! Многое мне казалось диковатым, как, наверно, некоторые наши адаты кажутся им. Там до меня дошло: если ты поймёшь устройство души человека – какой бы национальности и веры он ни был – тебе не составит труда найти подходы к нему и сдружиться... на всю жизнь. Иногда полемизировали, не без этого:

– Я знаю свой родной – ингушский, знаю чеченский, свободно владею твоим языком – русским... Писать умею, стихотворение прочитать, спеть могу... И кто из нас «чурка»?

 

Примечания:

[1] Чапенгишь (инг.) – блины с творогом

 

 

Ослушник

Хабар

 

Как ни черни золото, оно не почернеет.

Дошо мелла 1аьрждарах 1аьржлургдац.

Ингушская пословица

 

Асланбек сидел напротив и виновато оправдывался:

– 14 сентября 2013 года я заступил в наряд дежурным по РОВД Сунженского района. Дежурство проходило спокойно, никаких эксцессов, ЧП. Ночью, в два семнадцать, раздался звонок из приёмного покоя районной больницы: «С тяжёлым ранением поступил военнослужащий, ППС-ник, пострадал при взрыве автомашины». Я сразу усилил наряд, поднял вторую оперативную мобильную группу, выставил людей, заняли оборону. В 06.15 полицейский из конвойного взвода доложил: в тридцати метрах от отдела за деревом замечен человек в гражданской форме, с автоматом, нацеленным в сторону РОВД. Приказал:

– Все двери заблокировать! – и, спустившись во двор, увидел незнакомца. – Без моей команды не стрелять!

Сам – прямиком к нему. Приблизился метров на пять... У него автомат АК-7,65 с барабаном (Ёмкость 75 патронов – пали вволю).

 

Глаза в темноте сверкнули:

– Ещё шаг, и буду стрелять... – он стал поднимать автомат.

– Давай не дури, положи на землю автомат и сдавайся.

Передёргивает затвор:

– Пристрелю.

Стоим, смотрим в глаза друг другу.

Он внешне ведёт себя спокойно, уравновешенно... палец на спусковом крючке не дрожит.

Я плавно расстёгиваю кобуру:

– Смотри... пистолет кладу на землю. Если ты мужчина, положи автомат, и давай поговорим с тобой один на один. Если меня одолеешь, сам проведу тебя в отдел.

Он растерялся, не ожидал такого... Переводит взгляд с пистолета на меня... Не знает, на что решиться.

– Ты кто?

– Саламбек Мочукаев, нахожусь в Федеральном розыске, по 208-й.

– Терроризм. И что тебе нужно?

– Должен пробиться в здание РОВД и расстрелять личный состав.

– Кто тебе такую задачу поставил?

– Амир.

– Почему он сам не пришёл? Побоялся?! Тебя, дурачка, послал. Хочешь пройти в отдел, где круговая оборона... Ты под прицелом, шага не успеешь ступить.

Чувствую, дрогнул, обмяк весь, устало положил автомат на землю.

 

Я – к нему...

До него четыре метра, три, два...

 

В глаза друг другу впились. Показываю – ладони у меня пустые... Подхожу почти вплотную. Один шаг отделяет.

– Руки подними.

У него конвульсия по лицу пробежала:

– Не подходите, за пазухой взрывное устройство.

– Что именно?

– Не знаю... пояс шахида.

Я молнию на куртке ему приспустил – на груди шприц висит, провода.

– Не шевелись.

Медленно передвигаю бегунок, появляется «МОN 50» – взрывное устройство английского производства. Командую своим ребятам:

– Не подходите! У него пояс шахида!

Кругом жилые дома, люди спят – шесть утра – самый сон, а он прямо под окнами...

– Саламбек, будешь слушать мои команды, останешься живой. Если нет... шприц твой дёрну и – в сторону, а ты взлетишь. Понял?!

– Понял.

– Как сюда добрался?

– Брат на белой «семёрке» привёз. Он поехал Нестеровский отдел взрывать... У него машина загружена тротилом.

Я стиснул в кулак указательные пальцы его правой и левой руки, чтоб беды не натворил, достал мобильник, доложил обо всём руководству. Всё... Теперь уйти подальше от жилья... Повёл его за военкомат, там массивная кирпичная стена. И в том кирпичном проёме простояли с ним ровно 54 минуты. (Для рапорта запомнил точно). Он то бледнеет, то стонет, то чернеет. Чувствую, у меня самого давление зашкаливает. Стою и понимаю: никто не поможет, разминировать нужно самому.

– Саламбек, вставай к стене, буду тебе пояс снимать.

– Нельзя – оба взорвёмся...

– Посмотрим. Вставай.

Вижу в шприце ртуть, стоит клапан приподнять, надавить и – моментальный взрыв.

– Садись на землю, руки пла-аавно... задери... не шевелись.

 

Он сполз по стене, поднял дрожащие руки, глаза закрыл...

И я давай аккура-аатно снимать... складка за складкой...

Пот со лба капает прямо на руки...

 

Снял.

Аллах-акбар! Сложил весь комплект на землю, отошли с ним в сторону... только тут впервые свободно выдохнул. Минут через двадцать прибыли сапёры ФСБ, узнали подробности, крутят пальцем у виска: «Эту бомбу разминировать нужно четыре часа, как ты её вообще снял? Бросай свою работу, переходи к нам». А у меня уже мозги, словно в тумане... Плывёт всё перед глазами. Слышу только, сквозь дымку, генерал объясняет своим:

– ...Если бы взорвался, в радиусе пятидесяти метров была одна сплошная воронка... ни одного муравья бы в живых не осталось.

Потом узнал: взрыв Нестеровского отдела удалось предотвратить, белую «семёрку» с бомбой обезвредили, а меня четыре месяца таскали с допроса на допрос, из одной конторы в другую: «Почему покинул дежурную часть?»

 

* * *

Великие деяния, чужие судьбы каждый склонен примерять на себя.

Признаюсь честно: подвиг Асланбека Гандарова я, как ни пытался, примерить на себя – не смог. Не дорос я до такой «обновы»... обитель духа его несоразмерно велика для меня. Это как в Храм войти... Робко чувствуешь себя внутри. Выйти на битву с огнедышащим драконом... один на один. Это и есть – Герой нашего времени.

 

А само происшествие... Читатели, хорошо знающие историю Государства Российского, понимают: Асланбеку крупно повезло. Ни одно доброе дело у нас не остаётся безнаказанным, любое разбирательство идёт по гладко отработанному сценарию, строго по пунктам: запугивание, запутывание, наказание невиновных, награждение непричастных, банкет по случаю. Мужик, можно сказать, родился в рубашке. Ему ещё сохранили звёздочку, должность. А ведь майор преступил все рамки приличия... За время службы это уже третий случай, – третий! – когда Асланбек лично обезоруживает и берёт террориста живьём.

 

 

Ингушетия – фотовзгляд

Фотография Али Оздоева

 

 

Фотография автора

 

 

Фотография автора

 

 

Фотография автора

 

 

Махмуд зажигает

 

Спросится не только за злые слова,

но и за непроизнесённые добрые.

Живая Этика. Надземное

 

Мы проезжали мимо альма-матер и Махмуд, заметив смеющихся школьников, сам посветлел:

– Мне, как филологу, интересно бывает наблюдать за детьми. Вот уж кто мастера словообразования, и сами такие непосредственные, искренние, не то, что взрослые. В Тюмень ездил к брату, смотрю, во дворе малыши играют с котёнком: симпатичный, пушистый, рыженький. На своём зову его:

– Мута ходол! (Киса, иди сюда!)

Девочка в песочнице совочек отложила и сделала замечание:

– Дяденька, зачем Вы ему на чужом говорите? Он же русский.

– Он ингуш.

– Нет, русский!

У нас семьи большие, потомков много.

Прихожу однажды к младшему брату в гости, а у него дочка маленькая, лет шести – племянница моя – такая егоза. Захотелось её разыграть. Налили мне чаю, я ложкой собираю чаинки:

– О! Чаинки к деньгам! Сейчас буду выпекать.

Та сразу ушки на макушку:

– Как это?

– А вот смотри: собираю чаинки, складываю их в карман, читаю молитву: Бисмиллахи рахмани рахим... Во имя Аллаха милостивого и милосердного! Если я всё сделал правильно, через несколько минут в кармане испекутся денежки.

Она смотрит недоверчиво, но играть не убегает. Терпения хватило на пару минут:

– Давай проверим!

– Давай.

Запускаю руку в карман брюк и... достаю вместо чаинок... пятисотрублёвую купюру.

Рот у неё открылся, глаза округлились.

– О! Слава Аллаху! – я складываю денежку и – в нагрудный карман рубашки.

На другой день опять прихожу – она меня уже ждёт. Хозяйка наливает чай, я опять с деловым видом сосредоточенно чаинки собираю в ладонь и с молитвой засовываю в карман.

Девчонка не дышит, не моргает, уставилась на меня.

Через несколько секунд теребит за руку:

– Дядь, проверь!

– Рано ещё, не испеклись.

Проходит пять минут, запускаю руку в карман и опять вытаскиваю купюры, да не одну – две. Её аж передёрнуло, личико покрылось красными пятнами, убежала прочь.

На третий раз – я опять за своё...

Она уже с утра ждёт моего прихода: бледная, дёрганая какая-то, аппетит у ребёнка пропал, не здороваясь, сразу подошла к столу – на боевой пост – вперилась в меня.

– Ну смотри, какие сегодня большие чаинищи попали в стакан, целые листья – чувствую, будет особый прибыток, – я не обманывал её, час назад зарплату получил. – Ты смотри и учись! Вдруг тебе тоже когда-нибудь захочется денег.

Молча сопит да ногами переступает, точно необъезженная кобылка.

– Так, собираем чаинки в ладонь, – нарочито медленно, по одной вылавливаю широкие коричневые лепестки, – читаем молитву: Бисмиллахи рахмани рахим... Во имя Аллаха милостивого и милосердного! И опускаем чаинки в карман. Главное ничего не перепутать.

Она аж перегнулась через стол, шею вытянула, пытаясь заглянуть в карман...

 

А у меня – всё по-честному!

 

– Так, о-пуска-ааем!

Чтобы денежки выпекались лучше, надо прижать карман к печке, – прислоняю ногу к натопленной плите. – Всё. Теперь ждём.

Она глаза зажмурила, съёжилась вся, замерла, стук её сердца я слышал на расстоянии...

– Ну, вроде, должны быть готовы, – запускаю руку, достаю тысячную купюру. Для убедительности прикладываю тёплую банкноту к её щеке. – Чувствуешь, горячая? Испеклась.

Складываю тысячу пополам и – в нагрудный карман рубашки. Опять запускаю руку, достаю следующую банкноту. Раз десять я нырял пальцами в брючный карман и выуживал один банковский билет за другим...

– Хватит! – взвизгнула она и своими ручонками прижала мои руки к столу. – Дядя, больше не надо! Вы так все деньги наши заберёте.

 

 

Исса

Хабар

 

Сыну достались фрукты от дерева, посаженного отцом.

Дас д1айийнача гаьнех во1а сомаш хиннаб.

Ингушская пословица

 

Глава Сунженского района Исса Хашагульгов предложил пройти в боковую комнату рядом с кабинетом и откровенно признался:

– Завидую Вам, Александр! Честно.

Я не могу, как Вы: всё переступить и заняться любимым делом. Мне никто не позволит. Я привязан. Навечно в строю. В клетке! Адаты, Эздел, тейп – путы покрепче тюремных решёток. Честно, завидую...

– Мне право «заниматься творчеством» – далось не даром, за него приходится биться. В этом бою, как в любом другом, есть потери. Но они оправданы высшим смыслом, высшей идеей.

– Понимаю.... И всё же... Жёсткая структура построения ингушского тейпа, иерархия – одновременно «плюс» и «минус». В чём-то она даже мешает... Хотя сегодня уже не та Ингушетия, что раньше. Где ты, древний Эздел? Всё подменено меркантильными интересами. Ингуши всегда отличались тем, что говорили правду, какая бы она ни была. Хватало мужества. Сейчас нет, сейчас не так. Родственники, даже если прекрасно знают, что кто-то из них не прав, – не остановят, не укажут «отойди в сторону!» Фигурант сразу упрекнёт: «Ты не мужчина, оказывается!..» И попрёт буром.

Для нас родители значили больше...

Когда мать умерла, мне было пятьдесят пять. Не было дня... за эти пятьдесят лет... командировка – не командировка, не было дня, чтоб где-то остался заночевать и чтоб моя мама не знала. В жизни не было дня за эти все годы, чтоб я хоть раз к маме не зашёл. Теперь жалею: мог быть ещё ближе... Моя мать не любила ласки, обниманий, муси-пуси. Один раз за всю жизнь обнял её неожиданно... Тогда студентом учился: сначала семестр, потом военная подготовка, – долго не был дома – соскучился страшно. Она во дворике развешивала бельё, я тихонько подкрался, приобнял – сразу отстранилась, резко. Нет, не было у неё этого... Потом, под конец уже, я мог спокойно ногу ей помассировать, руку подержать... потом я уже никогда больше эту сухую жилистую руку не держал в своих руках...

Исса отвернулся, зачем-то стал переставлять вазочки на сервировочном столике, погромыхивать посудой:

– Угощайтесь! – он налил в стакан заварку и кипяток до краёв. – Родители для нас – это святое... Недавно ролик попался в Instagram. В саду под тенью плодовых деревьев сидит отец, довольно пожилой, видимо, с памятью уже нелады, рядом – взрослый сын, газету читает. Хороший дом, ухоженный сад. Воробей прилетает, начинает прыгать у ног, чирикать. Отец спрашивает:

– Что это?

– Воробей, – сын, не обращая внимания, продолжает шуршать газетой.

Проходит буквально несколько секунд, отец опять спрашивает:

– Что это?

– Воробей, что не видишь? – уже раздражённо, и дальше читает.

Минуты не прошло, отец опять:

– Что это?

– Воробей! Я же сказал. Во!-ро!-бей! – сын, психуя, отбрасывает газету.

Отец сутуло встаёт, шаркая, уходит в дом.

– Ты куда?!

Приносит старую тетрадь, раскрывает её на закладке и протягивает сыну:

– Читай вслух.

– «Сегодня такой красивый день. Мы с сыном сидим в парке на аллее. Прилетел на соседнюю скамейку воробей, и мой сын двадцать один раз спросил у меня: «Что это?» Я двадцать один раз обнял своего сына и ответил: «Воробей».

Сын растерялся, отложил в сторону тетрадь и обнял отца.

 

Один пишет в комментариях: «Хорошее видео».

 

Я набираю ответ: «К сожалению, это – не видео, это – жизнь».

Жаль только: осознаём, когда уже поздно. Даже мы, которые так трепетно относимся к родителям. Сейчас, когда время упущено, вспоминаешь, что мог бы отца посадить с собой в машину, вывезти куда-то, прокатить, показать, рядом быть, руку подержать... С отцом пожёстче у нас. На людях вообще не принято ласкаться, субординацию надо соблюдать. Мой отец, когда никого нет, любил, чтобы мы садились за стол всей семьёй. Настаивал даже.

Когда в сорок четвёртом семью сослали, до места из наших мужчин добрались двое: мой отец и дед. Дед – участник Гражданской войны, награждён, контужен и к тому моменту почти полностью оглох. И вот сидят они зимой в землянке за шторкой, голод, холод.

Дед был жёстким:

– Мать-перемать, на хрена тебя растил, жрать нечего, а ты сидишь!..

Отец ночью в колхозе украл телёнка, забил его, сварил, накормил всю семью и соседей.

– Сейчас я знаю: ты – мужчина! – оценил дед.

Шёл сорок пятый год, и за колоски давали 25 лет.

– «Кто бедствует, тот не грешит», – согласился я [1].

– Нас тридцать человек – потомков отца. И если я, к примеру, поручу племяннику: «Вот этого надо завалить», а он поинтересуется: «За что?» – это уже неуважение ко мне. Но при этом я сам не сяду кушать, пока мои родные, внучатые племянники, будут голодные. Тема исчерпана. А сегодня идёт херня. В Москву – ограничений нету: едут воровать, грабить, убивать, в большинстве своём. Раньше у нас такой швали не было. Мы их контролировали. Сейчас не так. Иерархия, уважение к старшим уже не те. Нам, кавказцам, лучше советской власти придумать невозможно. Всё было в меру: страх, труд, мужчина – мужчиной и оставался.

– А ссылка? – оторопел я.

– Ничего страшного в высылке не вижу.

– Сколько жертв, горя...

– Ничего страшного. Все эти беды сплотили народ. Да, все женщины надорвали мочевые пузыри, пока добирались в ссылку. Зимой на поле копали семена озимой ржи – ели. Но нас же не сломили. Соседский сын узнал, что комендант плетью ударил в лицо его отца: отрезал негодяю голову. Голодали, но горской чести не теряли. В то время!

– Ингуши – оптимисты: «Пал бык – мясо, сломалась арба – дрова». (Уст белча, дулх хиннад; ворда ехача, дахча хиннад.)

– Ингушам по-другому нельзя... Высылкой в Казахстан для нашей семьи проблемы не закончились. В девяностые у нас похитили отца. Мы поклялись: всех, кто хоть пальцем коснулся его, – найдём и накажем. Пробились на чеченское телевидение, дали информацию, объяснили: «С нами не шутите...» Мне напрямую пришлось столкнуться с этой грязью: с Бараевыми, Итаевыми... Дня не прошло, на меня выходят посредники – их мулла-шмула, предлагают вернуть отца за миллион шестьсот тысяч долларов. Я – в Серноводск, один к Арби Итаеву: тот весь на понтах, в оружии с ног до головы, рядом нукеры...

– Где отец?

Он с ухмылкой:

– Ты чё, такой смелый что ли?!

– А вас надо бояться?

– Исса, это наш бизнес. Ничего с твоим отцом не случится. Цену мы подняли до трёх лимонов. Ждём Березовского.

«Три миллиона долларов, Березовский... Бред какой-то?»

Я не поверил. Но делать нечего: развернулся, уехал с пустыми руками. И что ты думаешь, Александр, не прошла неделя, Березовский в аэропорту... прямо в аэропорту передаёт их посреднику три миллиона. Все вопросы – тут же сняли. Тема?

– Тема интересная, – согласился я. – Мало какой бизнес даст такую прибыль.

– Тема ушла... Вообще к деньгам сейчас отношение пересматривается...

Недавно олигарх-ингуш кинул несколько миллионов долларов на свадьбу сына. У нас так не принято. Богатые стали отмечать свадьбы в банкетных залах – не дома. Баб своих жалеют, что ли?.. Отходят от наших традиций. Я на торжество не поехал.

И политика – та же проституция. На любителя. Прилипалы кругом. А есть такие, кто готов на колени встать, штаны снять – из-за должности. Прогибаться даже у нас уже привыкли. Это с горским-то менталитетом, с нашим представлением о чести. Привыкли...

Завидую вам, Александр!

 

Примечания:

[1] Сергей Довлатов.

 

 

Ингушский язык

Малумат

 

Ингуши добавили в русский алфавит

цифру «1» и... появился великий язык [1].

 

У писателя Идриса Базоркина в романе «Из тьмы веков» есть чарующие строки:

 

Столетья мы наследовали скалы,

на этих скалах – каменные башни,

могильники безмолвных мертвецов...

Где отпечаток кисти человека,

где солнца знак – движенья мира символ,

где турий рог на выцветших стенах

о предках нам рассказывали скупо.

Но был ещё один хранитель тайн – язык!

Всегда живой и сильный,

ни тленью, ни сраженьям не подвластный

язык – мудрец народа моего.

В нём память прошлых дней

и песни соловья.

В нём сохранился миф про Тейшабайне,

сказ про Батыя – внука Чингис-хана –

и про сражения с Тимуром Хромым,

мир покорившим, но не эти горы!

Язык поведал мне, как трудно было дедам,

как мужество их и любовь к свободе

нам жизнь продолжили до этих дней...

И всё ж бесписьменный народ – почти немой.

 

Досадную нелепость исправили лишь сто лет назад и «наьна мотт» – «матрица языков мира», ингушский язык, – сам наконец-то обрёл алфавит и письменность.

Теперь – всё по-взрослому.

Теперь главное – язык сохранить!

– Давным-давно раздаются голоса коллег, с каждым годом всё чаще и чаще, особенно из городов: «Зачем вообще нужен этот ингушский? За пределы республики выехал – уже не востребован!» – сокрушается Айшат Картоева, учитель русского языка из села Инарки. – «Осёл забыл свой язык, пытаясь выучить язык лошади». А мне по сердцу другая формула: «Владеющий родным языком, владеет всеми языками мира». Если мы своим детям не привьём любовь к родному языку, если мы бросим его... С языком постепенно исчезнут и обычаи, и традиции, и сам дух народа. Стоит только его отдать на заклание... Это последний национальный оплот, который сдавать нельзя.

Махмуд, когда речь зашла о родном языке, навострил уши и подключился к беседе.

– Тут как-то сын забегает домой: «Папа, там тебя какой-то американец спрашивает».

Выхожу во двор: заметил хвост знакомой машины – приятель.

– Что он сказал?

– «Хеллоу».

– Сам ты «хеллоу»... Я смотрю, вы с мамой так никогда родной язык и не выучите. Он сказал тебе: «Хъавол!» – «иди сюда».

Сын по всем предметам свободно идёт на «пять», а по ингушскому пришлось репетитора нанимать. Дожили! А ведь у нашего языка возможности безграничны, на нём можно шутить до бесконечности, причём каждое слово можно вывернуть, интерпретировать по-разному, в нескольких вариациях, значениях, во множестве смысловых граней.

 

* * *

Я с первых дней стал постигать незнакомый говор. Как там в пословице: «Сел на чужую арбу, пой чужую песню». Признаться, успехи скромны... Недавно в письме от ингушских товарищей наткнулся на фразу: «Передаём Вам салам маршал!» В ответ я длинно, занудно расписывал, что пока не маршал – всего-навсего лейтенант запаса... А позже узнал, что «салам маршал» – пожелание здоровья и долго из-за этого хворал.

Непростой язык!

Много встречается двусмысленностей в переводе. Например, ингушская фраза «приезжал брат, хорошо посидели!» вовсе не означает «упились в грязь, соседи дважды вызывали милицию, жена неделю не разговаривала». «Хорошо посидели», в понятии ингушей: «принимали пищу сидя, барашек был молодой, нежный, чай – горячий, ароматный; пока мужчины кушали, а женщины сидели в соседней комнате, состоялась интересная содержательная беседа, затем все вместе молились». Пойду дальше учить...

 

 

Слово авторитетным ингушским учёным

Из рубрики «Азбука языкознания». «Хули» – название высокогорного села в Джейрахском районе было заимствовано русскими языковедами, широко растиражировано и на сегодня является ключевым в разговорной речи русского народа, выступая в качестве синонима вопроса «почему», придавая речи академический характер, образность и глубину. Всесторонний научный анализ выявил, что в некоторых словарных комбинациях, ингушское слово «хули» способно придавать русской фразе сакральную силу, заимствованную у языка-матрицы. Например, языковая конструкция «а хули потому что» может выступать, как самостоятельный весомый аргумент – решающий довод при любом диспуте. Эта фраза-оберег парализует волю собеседника, фактически обрекая оппонента на поражение.

 

Примечания:

[1] Александр Костюнин «Точка души» (Подстрочник).

 

 

Я верю в человека!

Ахи

 

Не всегда танцуют там, где раздаются хлопки.

Ши т1оара в1ашаг1а мел техача вувлац халха.

Ингушская пословица

 

Фотография Амира Хакиева

 

Не зря говорят: «Хочешь понять Кавказ – понаблюдай, как танцуют лезгинку!»

Понять хочу.

И вот я на репетиции ансамбля «Таргим», в городе Карабулаке.

Муса Шанхоев, балетмейстер ансамбля, учитель музыкального самовыражения, отработав смену с ребятами, согласился позаниматься теорией и со мной: рассказать, показать, объяснить.

– Мне понравился мальчишка, ну который первым стоял, – максимально напустив на себя учёность, заметил я.

– Магомед Мержоев.

– Выделялся из всей группы... Такое ощущение: у него на теле нет мяса – всё музыка. Как струна!

– Есть ещё такие, как Мага. Они приходят к нам с улицы, интересуются танцами, энергии много, хочется танцевать... – этот мальчик раскрылся в течение полугода – живой талант. Моя задача талант заметить и развивать... Развивать не будешь – ничего не получится. К каждому ребёнку нужен свой подход. Одного нужно время от времени подхваливать: «Молодец! Молодец...» А есть дети к похвале равнодушные, но чувствительные к критике: «Зачем ты так делаешь?» Дети, чувствительные к «кнуту», «палке», испытывают потребность в витамине «С» – так для себя называю. Кому – «пряник», кому – «кнут», кого берёшь «на слабо», и они на голых амбициях влетают на пьедестал... К каждому ребёнку – подход индивидуальный. Есть дети, которые ходят, ходят, ходят... полгода-год... лишь потом раскрываются. Есть – с третьей репетиции – готовый артист. Есть, ну всё умеют – включаешь музыку, – теряются.

– Раскройте свои педагогические тайны. Юному джигиту Вы на репетиции сделали замечание: «Не ищи причин не работать!» И отправили его на скамейку «запасных».

– ...Есть, которых папа отправил приобщаться к искусству, а им не нравится. Я с детьми работаю девять лет, научился разбираться не только в танцах – в мыслях. Смотрю: «Пришёл с утра, не выспался, не будет работы – будет причину искать!» Ему нужно дать паузу: посидеть, проснуться. Через десять минут встанет обратно и выдаст результат. Нельзя всех грести под одну гребёнку. Дети разные...

– Витамин «С» – интересный термин. Есть ли у ингушских балетмейстеров ещё какие-то профессиональные секреты, сленг.

– На репетиции я постоянно рассказываю ребятам ингушскую историю, подчёркиваю: горянки танцевали всегда скромно, мелодично, гордо; джигиты должны соблюдать честь, не ломаться если вышел. Горец никогда не озвучивал свои желания – покорял избранницу поведением, демонстрируя красоту тела, движений. С древних времён в Ингушетии существуют красивые традиции, нужно соблюдать их. Эздел всё предусмотрел, всё сформулировал, всё расписал: девушка росла в чистоте и не могла себе позволить ничего лишнего – посмотреть, улыбнуться.

У нас есть движение «по кругу марш», при этом проверяем ритмику: начинаем движение с правой ноги, раз-два-три-четыре. Детей, у которых есть склонность к танцам, легко определить во время этого упражнения уже на первой репетиции. С детьми, у которых нет слуха, занимаюсь дополнительно, прихожу раньше, и под музыку, шаг за шагом вместе учимся ходить, двигаться. Детям с первого раза нельзя давать трудное задание – начинать нужно с самого лёгкого: то, что обязательно получится, тогда ему понравится, тогда поверит в себя. Лёгкость, лёгкость, лёгкость и постепенно сложнее. Подниматься нужно по ступенькам... Таким способом человека, даже который не имеет музыкального слуха, можно подтянуть почти до профессионального уровня. Никто не обречён, просто нужно больше работать. Слух в процессе интенсивных занятий развивается... Другое дело, когда у ребёнка нет желания, когда приходит, лишь бы отчитаться перед родителями. Нужно смотреть индивидуально... Единственное, чего не делаю никогда: не выношу смертного приговора, не даю негативных оценок. Маленькому человеку один раз сказал плохое – он запомнит, психическая боль, незаживающая травма – на всю жизнь. Если ребёнок слабый, я приглашаю на следующую репетицию родителей. Пусть понаблюдают за своим любимцем одно занятие, два, три... Пусть сами оценят, сравнят. Интересуюсь их мнением: «Вы видели ЭТО ВСЁ?» Никого переубеждать, агитировать не приходится... Сами признаются: «Да, Муса, это не наше...» Не тренер должен делать этот неприятный вывод – родители, сам ребёнок. Тогда нет стрельбы, нет кровной мести... У нас Кавказ. И не разрешаю детям хулить друг друга: «Ты не танцор! Я – лучше тебя!» Сразу останавливаю: «Говоришь “лучший”... покажи нам, что ты умеешь! На что способен! Прямо сейчас! При всех!» Я никого не возвышаю, держу их на одном уровне... Я верю в человека. Да, вопрос веры – пожалуй, главная причина, почему не выношу обвинительный приговор. Сегодня я выбью у малыша из-под ног уверенность, поставлю на нём жирный крест, вычеркну из списков... фактически из жизни, а вдруг у него есть шанс вырасти и показать результат лучше, чем у остальных.

– ?! Разве такое возможно? – усомнился я.

– Это – вопрос веры. Я верю, что такое возможно. Моя судьба – подтверждение тому.

– Даже так?

– Да. Помню, уходил из ансамбля «Магас» – чувствую, не моё это! Не получается. Хотя за спиной высшее профильное образование: колледж искусств плюс институт в Нальчике, факультет хореографии... Но возраст – двадцать лет! Всё. Старик! Поздно расти. Я делал акцент на классику, на тренаж, на разминку... Выходит, ошибался. Время упущено, выходит, с детства нужно было танцами заниматься, а я... боксом. Просто отец видел несколько раз, как танцую на свадьбах:

– Смотрю, тебе нравится, – поступай, учись.

Поступил, было тяжело, даже хотел бросить... пересилил себя, потом стало выходить. Понравилось. Только мой тренер по боксу удивлялся: «У тебя какой-то переход... не плавный». Прав он, переход от бокса к танцам плавным не назовёшь, хотя спортивный дух, воля к победе пригодились... Из ансамбля как уходил: никто не верил, что у меня получится. Коллеги, музыканты единодушно пришли к выводу: «Ноль!»

И прямо в лицо:

– Из тебя не выйдет танцор! Из тебя не выйдет балетмейстер! Из тебя не выйдет ничего!

 

Спорить не стал, а про себя решил: «Докажу обратное!»

 

С таким настроением покинул ансамбль. Дома, один стал спокойно заниматься. Близкие верили в меня, поддерживали, подбадривали: «Муса, давай!» Оказалось, танцы – тот же бой. Только на ринге против тебя стоит... твоя слабость, лень, неверие в себя. Поединок был тяжёлый, но я не сдавался. Весь день – одна сплошная репетиция... Короткое время на сон, еду и – всё по-новой. В одиночку изо дня в день занимался под музыку, разучивал движения, придумывал в такт мелодии спортивные трюки, отрабатывал на воздухе «пальцовку», «щучку» по три-четыре раза подряд. Так ровно год. Год – работа над собой. Чувствую, стало получаться. Тело уже словно не моё... слушается не меня – музыку. Вернулся в ансамбль: просмотр, прогон... приняли в основной состав. Теперь самые сложные трюки соло – мои.

Я и сейчас после репетиции не спешу домой. Остаюсь с теми, кто хочет расти, кто танец любит, с ними занимаюсь уже для души. Приятно видеть, как молодёжь растёт над собой. Никому никогда не скажу: «Иди домой, из тебя не выйдет ничего!»

Никогда и никому, потому что сам стал верующим...

Я поверил в человека.

 

 

Государство Эздел

Хабар

 

Любовь к Родине – это не хранение

пепла, а поддержание огня.

Ингушская пословица

 

Фотография Зейнеп Дзараховой

 

Одной беседой с Бесланом Кокархоевым дело не ограничилось:

– Помните восторг Иммануила Канта: «Две вещи удивляют меня: звёздное небо над головой и моральный закон внутри нас». Так вот этот нравственный закон не является продуктом земного опыта. Нравственная сущность человека привнесена в материальный космос из нематериального. У природы нет нравственных ограничений. Ни у звёздного неба, ни у земли, ни у дикой природы. Нет стыда, нет бесстыдства, нет благородства. Природа пожирает сама себя. И люди, когда не следуют своей нравственной сущности, а идут на поводу природных инстинктов, тоже начинают истреблять друг друга. Хотя по статусу божественного рождения им дана возможность этого не делать. В день Суда душа напрасно будет выгораживать себя, оправдываться, что у неё не хватило знаний, опыта, мол, ошибки-злодеяния совершила по неведенью. Её развернут, будто свиток, и покажут наличие знаков мудрости на протяжении всей эволюции, начиная со звёздных планов.

 

А что нужно, дабы не истребить друг друга?

 

Нужно аккумулировать опыт науки, практики, всех мировых религий и выработать новое мировоззрение, обеспечить цивилизацию уточнённой формулой бытия. В противном случае мы погибнем все. До нас прекратили своё существование такие великие цивилизации, как древнеегипетская, вавилонская, шумерская, минойская, хеттская, индская культура и культура Шан в Старом Свете, майянская, юкатанская, мексиканская, андская цивилизации в Новом Свете. Числа нет цивилизациям, канувшим в Лету!.. Почему они погибли? Почему исчезли с лица земли? Причина?! Не хватало фуража коням, одолели болезни, войны? Что?!

Истощение мировоззрения, идеологическое банкротство – вот что их погубило.

Когда наступает банкротство идеи, никто за данную культуру, за существующую форму общественной жизни бороться не желает. Палец о палец не стукнет! Сопротивление ослабевает, стремится к нулю. Мировоззрение укрепляет дух, питает, даёт народу силу.

История иудаизма перекрыла все известные сроки, побила все рекорды долголетия. За счёт чего? Благодаря самому иудаизму, благодаря учению. У них была идея, которая питала веру, души людей. Китайская цивилизация – одна из самых старейших – выжила, выстояла в мире благодаря конфуцианству. Если возьмём Индию – она ровесница шумеров, древних египтян. Пережила их всех! Она обеспечила себе такой длительный цикл существования благодаря своей философии. Индийское мировоззрение живо и сегодня окормляет полтора миллиарда человек.

Когда будет сформулирована высокая, достойная идея, сразу под её воплощение появится энергия, будут мобилизованы достаточные силы, ресурсы. Идея как начальный импульс провоцирует появление энергии.

 

Почему тогда нельзя довольствоваться современным положением дел? Почему наличие существующих религий, учений не спасает?

 

Да потому что Тора, Евангелие, Коран – священные религиозные откровения – имеют свой возраст. Научное мышление не может их взять как старт – они слишком молоды для человека. Нужна ещё большая глубина, чтоб достать до самых корней. А где взять?..

Ингушский сакральный язык прошёл весь цикл, от первопричины. Он перекрывает по возрасту всю длительность истории человеческой цивилизации. Он проделал путь от самого начала, от первой искорки. А раз так, то его можно использовать как незыблемую, базовую основу и конструировать модель мировоззрения для всего человечества. Гигантский дуб вырастает из крошечного семени жёлудя. Огромный кит формируется из клетки. Всё большое вырастает из малого. Мекка считалась когда-то неизвестным захолустьем на Востоке, а зародившийся там ислам покрыл половину мира. Малое имеет свойство превращаться в большое. Главное, чтобы это малое, пусть даже микроскопического уровня, сформулировать грамотно, привлекательно, чтоб оно давало ответы на насущные вопросы современности, привносило в мир новый смысл, новую идею.

 

У ингушей не было революции классовых формаций, не было ни рабовладельческого, ни феодального, ни капиталистического строя в период развития. У наших предков был родообщинный уклад жизни. Но это не мешало ингушам тысячу лет назад возводить уникальные башенные комплексы. Тысячу лет назад!.. Мыслимо ли? Тысячу лет назад они поставили яркие танцы, создали уникальную культуру, этику, эстетику. Тысячу лет назад. А свобода духа, которая царила в ингушском обществе? Ингуш был абсолютно свободен. Свободен абсолютно! Род охранял неприкосновенность члена общины, но не ограничивал его свободу. Детей воспитывали в атмосфере нравственности, тотальной нравственности. Ингуш, чтобы быть ингушем, должен отвечать двум обязательным условиям: у него должен быть тейп – род, и он должен соблюдать Эздел (кодекс нравственности). Только в случае, когда эти два условия соблюдаются, – ты ингуш. Больше ограничений нет...

У древних ингушей был обычай: отец, воспитав сына в благородстве, объявлял ему:

– Иди и делай, что хочешь!

Отец знал, переступить черту благородства, свершить нечто предосудительное сын не может – он самоограничен, самоподконтролен, он – сам себе Закон, предписание. Даже если ему разрешат совершить плохой поступок – он не в силах переступить через себя. Нравственный голос внутри него – стоит на страже. Вечно. И на необитаемом острове, и среди людей, и в Назрани, и в Москве. Человека нужно привести к свободе... А чем она достигается? Нравственным совершенством. Тогда человек почувствует: Я – Государство! Я – Закон! Тогда сам Дух предоставит свободу человеку и провозгласит:

– Делай, человек, что хочешь! Твоя судьба перестаёт быть предопределённой. Отныне Ты сам Творец. Творец своего счастья!

Да, приведя человека к нравственному совершенству, род предоставлял ему полную свободу. Древние ингуши не знали иерархии: над ними не было никого и под ними никого. Они не признавали ни подчинения, ни власти. В Ингушетии никогда не было князей, царей, рабов, батраков, крепостных, холопов, как на Руси, не было шамхалов, ханов, беков, как в Дагестане. И что получалось: богатый человек не мог обидеть ингуша ни укором, ни пренебрежительным поведением, ни видом чванливым... превосходство своё показать. На пьедестале вместо верховного правителя возвышался Труд. Ингуши не приветствовали праздные шатания, лень, попрошайничество. Труд стоял так же высоко, как и понятие божества.

В том далёком обществе не происходило смены экономических формаций!..

Когда пришли коммунисты, стали изучать, их охватил страх: «Ингушский опыт подрывает великую теорию Маркса-Ленина, противоречит, не согласуется с ней. Значит, этого нет и быть не может». Империя стала извращать историю Ингушетии, чтобы оправдать свою политику, направленную на покорение Кавказа. Стояла задача: ни в коем случае не допустить попадание русских под обаяние кавказской культуры. А русские офицеры, всё одно, – предпочитали носить кавказские черкески, папахи, бурки. Толстой, Пушкин, Лермонтов – все писатели, кто побывал здесь, полюбили Кавказ. Они создали на основе кавказской тематики шедевры. Царское правительство, потом правительство Советской империи боялось духа свободолюбия, который шёл из Кавказа. Книги о Кавказе запрещали [1]. Греки тысячу лет назад называли Кавказ землёй Богов, а царское правительство пренебрежительно считало: «дикари». В чём их дикость? В том, что не хотят быть рабами, в том, что защищают свою свободу? [2] Сатрапы вцепились в крепостное право, пытаясь сохранить навечно... Никак не желали от него отказываться, пока не подпёрла история. Но история подпёрла.

Кавказ и сегодня рассматривают через кривое зеркало.

Взгляд на Кавказ извращён тотально, взгляд на наши обычаи, культуру, ментальность, историю. «На Кавказе кровная месть!» А что такое «кровная месть?» Кровная месть – институт справедливости.

 

Брат не забудет брата (совершит кровную месть).

Вешийна ший воша вицлургвац.

 

Обиженный человек сам имел право решать: наказывать или миловать. Человек имел право на мщение. Ни подкуп судьи, ни статус обидчика не препятствовали возмездию.

 

Дело, переданное в суд, – шут, пляшущий на канате.

Кхелага даьнна дош – ловзадаьнна пилхьа.

 

У древних ингушей был Совет Судей (Мехк Кхел). Судьи эти не получали материальную плату – награда предполагалась несоизмеримо большая – «сий» – честь – для себя и тейпа. Мало кому из народов удалось достигнуть этой высшей формы демократии – коллегиальной и независимой судебной системы. Ингуши этот институт имели. (На Руси при крепостном праве мужика судили по капризу барина, и где дикость большая?) Ни одно преступление у ингушей не оставалось не раскрытым. Присяга всё раскрывала. Смерть в обществе ингушей считали предпочтительней, чем «кьяр дун» – ложная клятва. Ингуши смерть всегда называли «цIа вагIав» – вернулся домой. Планета всегда в космосе вместе с человеком.

Если скажут, что родовая организация находится на низшей стадии, то как тогда быть с Америкой? В США – клановая система: клан Кеннеди, клан Бушей, клан Ротшильдов, клан Рокфеллеров. А что такое клан? Та же родовая система. Что такое династии королей? Родовая система. Обратитесь с призывом к Европе, США: «Распустите кланы!» Вас на смех поднимут! Никто не распустит, даже слушать не станут.

В древности, если убивали представителя рода, крали невесту, – начиналась война со всем тейпом. Но тебе никто не запрещает родниться с ним, иметь дружеские отношения... Весь позитив открыт. Для негатива – хода нет. Всё. Точка. Община занималась охраной личности. Русские говорят: «Один в поле – не воин!» Если человек один – он не защищён. Государство гарантировать справедливую защиту не может, потому как решать вопрос всегда будет чиновник, которому можно «сунуть в лапу». А род стоит на страже справедливого суда. Государство берёт на себя все функции, а дальше... как выйдет. Несерьёзно.

Коммунисты деформировали кавказские устои...

Они заявили: благородный человек должен быть уничтожен. Должны быть обезличенные массы, над ними – партийные функционеры. Любопытно русское слово «зависеть»: оно образовано от слова «висеть» – марионеткой управляет рука кукловода дёргая за ниточки. «Благородных слоёв, благородного человека, благородных народов быть не должно!» «Их благородия» безжалостно уничтожили. Природа благородства, видишь ли, противна коммунистическому учению. Исключительно рабоче-крестьянская косточка, диктатура пролетариата и люмпенов.

А ведь по ингушскому учению, вдумайся!..

По ингушскому учению «благородство» не является сословием или политическим классом. Человеческая сущность сама по себе благородна. Благородство ей предписано самим фактом божественного происхождения. Каждый человек, независимо от ремесла, профессии, образования, религии, цвета кожи, пола обязан быть благородным. Каждый человек – не только аристократы. Благородство – является сущностью человеческой природы, никак не природная дикость материального мира. Благородство – сущность духа. Ингушский Эздел обязателен к исполнению всеми и каждым без исключения. Строишь ли ты башни, возделываешь землю, пасёшь ли скот – благородным быть обязан, если ты ингуш. Род требовал благородства тотально: от всех и каждого. Если ты поступаешь не по Эздел – значит, не по-ингушски. По-твоему, но не по-ингушски.

Во всём мире было иначе. Существовали тонкие привилегированные прослойки, которым благородство дозволялось: дворяне, самураи, рыцари – одно; холопы, рабы, крепостные, простолюдины – другое. Древние ингуши жили по принципам: «Свободу человеку, достигшему нравственного совершенства! Свободу обществу, организованному по законам нравственности!» Этика благородства тотально предписана всем и каждому. Это совсем другая концепция, совсем другой подход. Поэтому ингушская история, ингушский менталитет, ингушский образ мыслей, ингушский дух противоречили сперва царской, потом коммунистической империи. Ингушей расстреливали, сажали, ссылали, морили голодом, холодом, притесняли, гнобили, добиваясь верховенства своего понимания миропорядка. Сталинизм, как форма сатанизма, извращал всё ради идеологии и личной власти.

Что в итоге? Царизм пал, коммунизм пал. Ингушетия выжила.

 

Любая цивилизация, которая не проникнется целью, поставленной древними ингушами, – обречена на вымирание. Мир должен понять, что ингуши когда-то создали высочайшую цивилизацию духа на земле, положив в её основание нерушимые принципы. И если народы мира не начнут свою формацию обогащать за счёт неё, долго не протянут. Царская Россия рухнула, Советская Россия развалилась, и современная Россия неизбежно исчезнет с карты мира, если не воспользуется мудростью ингушей. И то, что придёт ей на смену, рухнет. Это неизбежно! Такой итог... печальный итог ждёт любую форму правления, пока в основание не будет положена нравственность, и нравственность не станет главной целью общества. Неизбежный процесс! Никто не властен над ним. Примат закона Убеждения – не законов Принуждения. Общество должно управляться нравственным вердиктом. Принуждение лишь в случае, когда человек не понимает слова. Человек не должен испытывать страх, ему предписано испытывать стыд.

Это очень близко соседствует с глубинными истоками русских.

Именно русский народ определил: быть русским, значит, быть человеком совести, правды. Всё остальное – не по-русски. Но коммунисты по русскому народу прошли катком ещё сильнее, чем по другим. Геноцид практически уничтожил русскую интеллигенцию. Крепкого, зажиточного, мудрого крестьянина, который на хлеб намазывал масло, вырвали под корень.

Что означает фраза «народ перестал быть нравственным»?

Это значит, он перешёл в состояние стада. Его ценность ниже, чем у стада коров. Такой народ не имеет ценности для космоса. Древние считали: едой и питьём для духа является философия нравственности. Дух ест и пьёт философию нравственности в душе. Он приходит в душу, словно на водопой, как к кормушке за философией нравственности. Если источник высох, кормушка пуста, дух оставляет душу. Дух не покровительствует душе, пока она не выкажет уважения, почитания и не очистит свои помыслы и дела от примесей эгоизма, страстей, корысти.

 

Первые лучи восходящего солнца в первую очередь касаются вершин гор, лишь после достигают предгорий и долин. И там темно, пока Мир игнорирует потенциал ингушской культуры.

 

А самое неприятное заключается в том, что сказанное в полной мере касается нас.

Парадокс!

Мы отрекаемся от веры своих праотцов... уже отреклись.

Вместо Мехк Кхел – у нас шариат, вместо адатов – статьи Кодекса.

Это трагедия! С утратой своей религии, собственной философии, ингуши перестали творить культуру – стали потребителями. Все религии призывают к одному – покорности. Сколько учёных таким образом пострадало, вспомните из истории: Джордано Бруно и Коперника сожгли на костре, Галилея заставили отречься от своих открытий.

 

Где сила воли торжествует,

Там свет теснит инертный мрак.

Меж ними нет боёв и драк,

Мрак отступает и пасует.

Но часто воля, побеждая,

В мрак превращается сама,

От горделивости ума

Свой свет блистающий теряя.

Так дымом собственным порой

Огонь охвачен, вдруг теряет,

И блеск, и яркость, и мерцает

Едва за той кромешной тьмой [3].

 

* * *

Я внимательно слушал Беслана и понимал: всё непросто.

Действительно, его патриотичные, глубокие мысли зачастую парадоксальны, противоречивы: ингушский народ отказался от язычества и добровольно (это крайне важно!) принял другую веру – ислам; принял осознанно последним из всех народов планеты Земля; однако многие тезисы поэта никак не вписываются в жёсткую систему сур и аятов; возможно ли их примирить?.. Древние ингуши де-факто создали своеобразное государство без царя, без классов и каст, господ и рабов. Государство, верховная власть в котором принадлежала законам нравственности. Государство не имело своего названия. Я назвал бы его Государство Эздел – Государство Чести.

А тем временем жизнь, обезбашенная, летит вперёд...

Летит, сметая на своём пути империи, Союзы, правых, неправых. Сокращается – во всём мире! – количество языков, народностей. Происходит укрупнение капитала и религий. Процессы глобализации, урбанизации бесследно стирают грани между государствами... Есть ли на планете Земля место – Государству Эздел? Государству, сами граждане которого отказались от индивидуальной застройки и давно живут в типовой многоэтажке? Как там у Малкина: «Дела пошли в гору, когда люди уже спускались».

Вопросы... вопросы... вопросы и загадки.

Но сколько бы загадок ни подкидывала нам жизнь, сколько бы вводных в течение дня не поступало, ничто не мешает стремиться к соблюдению норм нравственности в жизни личной и общественной. Призыв Александра Солженицына «Жить не по лжи!» – актуален и сегодня. Сохранить свою индивидуальность – во власти человека. И никто не в силах помешать человеку обращаться к Богу напрямую. Поддерживать с Богом в душе неразрывную связь.

А строки эти – просто первые капли будущего дождя.

 

Примечания:

[1] Действительно, есть немало вопросов. Кто не знает романиста Александра Дюма? Все мы выросли на его восхитительных романах «Три мушкетёра», «Граф Монте-Кристо»!.. Чудо! Восторг! Приключение... Для современной молодёжи проведу аналогию: как многие подростки готовы расстаться с одной из двух почек, лишь бы приобрести «огрызок» – айфон, такой же ажиотаж, такая же страсть влекла нас, чтобы хоть глазком увидеть, хотя бы подержать роман... за ночь проглотить. Так вот Дюма... Гениальный романист написал ещё книгу «Кавказ». А чтобы написать её, в 1858 году проехал по всему Дагестану, из края в край, по Грузии, по Абхазии, которая тогда называлась Грузией... Собрал уникальный материал и откровенно поведал на страницах об увиденном в Российской империи. Три тома его впечатлений от поездки были изданы во Франции, естественно, на французском языке. С лёгкой руки царских цензоров публикацию книги в полном объёме в России запретили, издали на русском лишь окромсанный, кастрированный вариант авторского текста, пересыпанного жёлчными комментариями-упрёками редактора. Издали в Тифлисе... Сменилась в Российской империи власть, свергли душителей свободы, кровопийц-капиталистов, но и власть советскую книга буржуя Дюма «Кавказ» не заинтересовала. Потом и Советская власть приказала долго жить... Лишь спустя 125 лет (!) в 1988 году «Кавказ» издали на русском языке полным вариантом, но опять не в России – вновь в Грузии... Только осенью 2014 года я смог добыть запретную книгу и ознакомиться с ней. А я ещё что-то говорю про себя...

[2] «Народы, учитесь у горцев, на что способны люди, желающие остаться свободными». Карл Маркс.

[3] Беслан Кокархоев.

 

 

Мама

Хабарик

 

Мамы разные нужны.

Мамы всякие важны.

Сергей Михалков

 

Фотография Беслана Холухоева

 

Мама...

При одном этом слове волна лучезарной нежности, доброты ласково окутывает меня.

Лишь теперь, когда ничего не исправить, не вернуть, я понимаю, что солнечные лучи, которыми она согревала меня, шли из её сердца...

 

Я свяжу тебе жизнь

Из пушистых мохеровых ниток.

Я свяжу тебе жизнь,

Не солгу ни единой петли.

Я свяжу тебе жизнь,

Где узором по полю молитвы –

Пожелания счастья

В лучах настоящей любви.

Я свяжу тебе жизнь

Из весёлой меланжевой пряжи.

Я свяжу тебе жизнь

И потом от души подарю.

Где я нитки беру?

Никому никогда не признаюсь:

Чтоб связать тебе жизнь,

Я тайком распускаю свою [1].

 

К жене Махмуда по-свойски заглянула соседка: похвастать новыми фото внучат, глянуть на писателя... Они расположились в тенистом дворике на диване.

– Можно, и я посмотрю?

– Канэшно. Я вам и детей своих покажу.

Она нежно перелистывала страницы айфона, временами останавливаясь:

– Это моя сноха. Красивая, правда?

– Да, – миролюбиво соглашался я.

– Это младший сын: в охране работал, сделал напарнику замечание: «Не ходи в обуви по молитвенному коврику, нельзя» – «Это мне нельзя?» – «Никому». Поехали за селение, дрались. На другой день опять. Тот большой, мой невысокий, но сдаваться не хочет, достал пистолет и – в него.

– Насмерть? – учтиво поинтересовался я.

– Да не... Ногу прострелил, – она перелистнула страницу. – Эта девушка – дальняя родственница. – Красивая? – она пытливо заглядывала мне в глаза.

– Да.

– Мы красивых любим… Это старший сын, сейчас отбывает наказание. В Москве учился, на экономическом. В комнате общежития ему не дали спокойно в тишине сделать намаз, завязалась драка... Их несколько, но он наказал всех! и вдобавок... – она деланно рассмеялась – отрезал ухо одному. Пять лет дали. Режим строгий. Четыре уже отсидел, – с нескрываемой гордостью, будто о первом полёте человека на Марс, сообщила соседка. Лицо её светилось несказанной любовью и безграничным материнским счастьем.

 

Примечания:

[1] Беляева Валентина, поэтесса.

 

Продолжение следует

 

 


№68 дата публикации: 01.12.2016

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019