Грани Эпохи

этико-философский журнал №79 / Осень 2019

Читателям Содержание Архив Выход

Владимир Калуцкий,

член Союза писателей России

 

Соловьиное гнездо

 

Судьбы зданий подчас содержательнее и назидательнее жизнеописаний иных, даже известных, людей. У нас в Бирюче, по улице Ольминского – бывшей Дворянской – сохранилось несколько особняков, помнящих замечательных русских людей минувших эпох. Например, и нынче внушительно выглядит ансамбль строений подворья многолетнего предводителя уездного дворянства Владимира Станкевича. Да-да, того самого – отца философа Николая Станкевича. Здесь и поныне под арку ворот, возведённых в начале ХIХ века, может вполне въехать вместительный помещичий экипаж. Впору снимать историческое кино!

А чуть дальше, с противоположенной стороны, возвышается особняк директора Уездного училища Альпатова. В своё время у него останавливался по дорожной надобности знаменитый историк и богослов Евгений (Евфимий) Болховитинов. Тот самый, что поставил на колени перед Николаем II бунташную Сенатскую площадь в день декабрьского восстания 1825 года. Сейчас много спорят – было ли это на самом деле? Не знаю, но ссылаюсь на книгу Астольфа де Кустина «Россия в 1839 году». Если Астольф соврал – соврал и я. А Альпатов и Болховитинов в первые годы существования училища в Бирюче преподавали здесь.

А ниже, на улице Ямской, находился доходный дом Потомственного Почетного гражданина купца Василинина. Сам купец жил в пригородной слободе Дубовской. За кампанию 1812 года он получил наградное золотое оружие, и за воинские успехи сумел пробиться в первогильдейские купцы. Нынче на месте подворья этого замечательно человека остался лишь холмик, поросший одичалой черёмухой.

А вот доходный дом сохранился. Он и поныне выделяется среди окрестных строений красотой линий и редкостной надёжностью стен. Много лет я ездил мимо, почти не обращая внимания. Хотя уже знал одну удивительную страничку из жизни доходного дома.

Просто до сегодняшнего дня я не осознавал, что это здание и есть доходный дом купца Василинина.

Но сначала – сама история. На втором этаже здания угловая комната использовалась, как дворянская гостиница. В ней-то и случилось то, что потом нашло отражение в полицейском протоколе, как «Акт об убийстве отставного подпоручика Тимофея Мироновича Времева». Не стану приводить всего документа – отсылаю вас к фондам Государственного архива Воронежской области. А своими словами перескажу событие так.

Этот подпоручик Времев служил в артиллеристах вместе с таким же молодым офицером Александром Алябьевым. А когда вышли в отставку, то связи не теряли. Алябьев стал известным музыкантом, и чуть не каждым летом навещал армейского друга в его бирюченском имении Голофеевка.

Как правило, Тимофей Миронович встречал Александра Александровича в Бирюче, где нужно было заверять проездные документы. И на сутки снимали нумера у купца Василинина.

Так случилось и в мае 1825 года. Встретились друзья, дела поделали, а тут – дождь зарядил. Остановились в номерах.

Непогода и бездорожье прибили к помещичьему кружку ещё несколько задержавшихся в дороге дворян.

Ввечеру, под лампами, сели играть в карты.

Вино потекло рекой, цыганки откуда-то впорхнули. А потом – нелепый спор, и «оный Алябьев зашиб дворянина Времева досмерти» – скупо сообщает полицейский протокол.

Напрасно друзья-картёжники доказывали прибывшему в нумера самому городничему Оскольцеву, что «Александр Максимович токмо ткнул оного Времева, а чтоб драться или с умыслом – так того не было, что и подтвердим под присягой».

Времев умер не сразу, к нему приставили «дохтура Банченку». А композитора, до выяснения, препроводили в тюремный замок.

Погода прояснилась, стояли удивительные майские дни. Несколько из них Алябьев провёл за решёткой, слушая наших замечательных соловьёв. Позднее биографы напишут, что в тюрьме он особенно плодотворно работал, и написал своих замечательных «Соловьёв».

Но Тимофей Времев умер, а Александра Алябьева отправил в Сибирь губернский суд.

И вот я смотрю на фотоснимок старинного особняка в обрамлении уже несуществующих зданий, и отчётливо понимаю : вот он – доходный дому купца Василинина! Все дореволюционные ориентиры на месте. На втором плане длинное здание – суконное заведение купца Поколодина (здания уже нет). Вдали – восьмигранник соборной колокольни. Нынче она восстановлена, хотя и не по канону. Собор в городе Покровский, а символ Святой Девы – сдвоенный крест, или восьмиконечная звезда. Во времена настоящего православия за этим следили строго, и громоздить к Покровскому собору квадратную колокольню никто бы не позволил. Но нынче взгромоздили. Господь им судья.

На переднем плане – речка Бирючка. Нынче её загнали в трубу – осталась только канава.

Снимок редчайший. За возможность увидеть его надо благодарить учителя Михаила Ивановича Хаустова. Я и благодарю.

Но закончу свою зарисовку выдержкой из Интернета по селу Голофеевка «Сегодня в бывшем помещичьем доме располагается сельская школа. Благодаря этому здание и сохранилось, хоть и переделывалось. Цела даже лепнина на потолке. На фасаде школы установлена мемориальная плита, на которой выгравировано: "В нашей слободе в 19 веке недолго жил знаменитый русский композитор, участник Отечественной войны 1812 года, автор известного романса "Соловей" Алябьев Александр Александрович (1787–1851 гг.)

И мне приятно, что голофеевцы помнят своё прошлое. Мне только непонятно, почему его забыли в Бирюче.

 

 


№63 дата публикации: 01.09.2015

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019