Грани Эпохи

этико-философский журнал №79 / Осень 2019

Читателям Содержание Архив Выход

Алёна Цами

 

Паломничество
в Баргузинскую долину

Дорога… Когда едешь куда-то в первый раз, она ощущается по-особому – с бóльшим интересом и ожиданием чего-то нового. И сами собой появляются мысли: «Давно проложена эта дорога, а ты впервые едешь по ней … И как хорошо – появились обстоятельства, что заставили тебя отправиться в путь – вперёд, к неизвестному будущему, а может быть, и к давнему прошлому…»

 

2010 год. Едем в Баргузинскую долину. Дорога, проложенная ещё в XIX веке, рассекает на сотни километров тайгу. Слева открывается Байкал, скованный ледяным одеялом, искрящимся на мартовском солнце. Кое-где торчат вздыбленные льдины, похожие на грани огромных кристаллов. Останавливаемся полюбоваться, пытаемся охватить взглядом простор и почувствовать мощь этого планетарного чуда, которое называют «сибирским морем». Кто-то любуется Байкалом летом и даже купается в нём, а нам посчастливилось увидеть его укрытым льдом, совершая свой «санный путь» в знаменитую Баргузинскую долину, как в давние времена декабристы…

 

 

Мы едем пообщаться с ламами Баргузинской долины и местными жителями, чтобы собрать дополнительный материал для 2-го издания книги «Дождь из цветов». Дорога долгая, водитель мчит на большой скорости, хорошо зная каждый её спуск и подъём. На перевалах шофёр останавливается и сыплет из окошка машины рис – дань Духу этой местности, чтобы он помогал нам в пути. Как же схожи некоторые бурятские и алтайские обычаи!

 

Баргузинская долина завораживает нас своей красотой – просторная, с видами на горные хребты, совершенно не похожими на те пологие горы, что простираются в других районах Бурятии. Протяжённость её около 250 км. Это родина восточного ветра, который может достигать здесь 20 метров в секунду и, как говорят местные рыбаки, омуль в сети загоняет. Долина известна своими многочисленными минеральными источниками и живописными скалами на склонах Икатского и Баргузинского хребтов, подпирающими своими снежными вершинами небо.

 

Территория долины, по площади соизмеримая с небольшим европейским государством, разделена на два района – Баргузинский и Курумканский. С давних времён древние племена баргутов населяли эту «землю тысячи духов», откуда была родом бабушка самого Чингисхана. После падения Тюркского каганата земли на севере Бурятии обрели свободу. В начале XIII века баргуты отправили своих послов к Чингисхану и договорились о мирном союзе, напомнив ему о родственных связях с ним по материнской линии. В «Сокровенном сказании монголов» говорится, что дочь баргутского вождя вышла замуж за Хоридой-мэргэна и родила дочь по имени Алан-гоа, которая считается праматерью монголов.

 

 

Мы остановились в посёлке Ярикто, неподалёку от которого находится Баргузинский дацан. Ярикто примечателен тем, что после переселения в 1741 году бурят из Верхоленского уезда Иркутской губернии является первым местом заселения этой долины. А местность «Яаригтын долон нараhан», что в переводе означает «Семь сосен Ярикто», является святым местом. Именно здесь был проведён первый шаманский молебен, посвящённый процветанию бурят. Баргуты вскоре покинули долину, переселившись во внутреннюю Монголию. По версии одной из легенд, бытующих среди местного населения, раньше в долине берёзы не росли. И когда с запада стали наступать берёзовые рощи, баргутский шаман предсказал скорый приход на эту землю другого, неведомого им русского народа. Баргуты, боясь притеснений, решили откочевать. В устных преданиях говорится, что когда-то здесь обитал земледельческий народ. Вплоть до настоящего времени существуют ясные следы распаханной земли и оросительных канав, проведённых из горных речек и ручьёв, сделанных этим народом.

 

На территории дацана мы увидели небольшой дуган, в котором проходят все службы. Старый дацан находился в другом месте и был разрушен в советское время, а новый только ещё собирались строить. И рядом с громадой гор этот дуган, домики лам и раскрашенные ворота выглядели яркими игрушками великана, ушедшего куда-то по своим великаньим делам. Тишина и немноголюдность этих мест, простор и величие долины настраивали на неторопливость, спокойное общение с ламами, на понимание того, что всё на этой земле имеет свой смысл и необходимость, что новое приходит на смену старому и семена добра прорастают в благодатной почве хотя бы через столетия.

 

Следующим утром мы отправились в посёлок Курумкан, находящийся в двух десятках километров от Ярикто. Курумканский дацан, расположенный у подножия гор, встретил нас ритуальными флажками, натянутыми в честь недавнего праздника Сагаалган – Белого Месяца, улыбающимися лицами лам и хувараков. Открыли дацан в 1991 году. Белая ступа на его территории – наглядный символ чистоты и устремлённости к Высшему миру. Сама атмосфера этого места настраивала на созерцательный лад и внутренний диалог.

 

 

Зайдя в главный храм, наполненный запахами благовоний, мы почувствовали довольно ощутимую прохладу. Оказалось, что по старинному обычаю топят в храме только по праздникам, когда монахи проводят службу. Мы осмотрели внутреннее убранство храма: большой портрет Содоя-ламы, легендарного настоятеля Баргузинского дацана, которого непальские ламы признали перерожденцем великого буддийского йога Нагарджуны. Содой-лама при жизни достиг больших высот в практике созерцания, обладал даром ясновидения и мог перемещаться по воздуху, когда обстоятельства требовали того. От портрета Содой-ламы мы перешли к скульптурам – позолоченной статуе Будды в оранжевом одеянии, с синей чашей в руке, сидящего в позе лотоса на троне, и покровительнице семейной жизни Зелёной Таре.

 

Надо отметить, что внутреннее убранство Курумканского дацана изобилует яркими жизнерадостными тонами, которые присущи буддизму. Ламы носят одежды красного, оранжевого и жёлтого цветов, словно само солнце напитывает это учение своими лучами.

 

 

Один из сопровождавших нас лам рассказал об истории этого дацана, о тех гонениях и разрушениях, которым подвергался российский буддизм. Баргузинская долина прославилась в советские времена тем, что её жители во время гонений на религию не испугались угроз властей. Рискуя собственной жизнью, они прятали у себя в домах лам. Ни одного случая выдачи лам в Баргузинской долине не зафиксировано. Жители прорубали в своих домах вторые двери, чтобы лама, которого они прятали, в случае прихода милиции мог беспрепятственно уйти.

 

В конце 30-х годов ХХ столетия бурятский буддизм подвергся массовым гонениям. Дацаны закрывались, многие ламы были репрессированы. И мы услышали немало печальных историй о том, как всё происходило. Эти истории – эпизоды великого героического эпоса бурятского народа. Причём, это не героика битв, а героика побед сострадания – главного мотива духовного совершенствования в буддизме. С большим интересом мы слушали истории о выдающихся ламах – Даши-Доржо Этигелове, Чинтадай ламе, Цыдене Содоеве, ламе Намнанае и многих других ламах, прославившихся своей преданностью буддийскому учению и сумевших претворить это учение в жизни. Во многих этих историях присутствует юмор, несмотря ни на какие трудности пути, что также является особенностью буддизма.

 

Нам показали найденные при раскопках старинные предметы буддийской атрибутики – ваджры и колокольчики, пирамидки, различные части бронзовых скульптур – останки старого дацана.

 

 

И, конечно же, мы услышали историю о знаменитой дакине Янжиме – духовной спутнице бодхисаттвы мудрости Манжушри, изображение которой проявилось на большом камне в лесу, неподалёку от посёлка Ярикто. Сам Хамбо лама Дамба Аюшеев, посетив в 2005 году Баргузинскую долину, рассказывал об этом: «Когда я поднял голову, в лицо мне ударил яркий свет. Я зажмурился, а когда присмотрелся, то на огромном сером валуне метрах в десяти от себя увидел чёткое изображение танцующей богини…»

 

Богиню эту почитали многие буддийские учителя, и среди них – Хамбо лама Даши-Доржо Этигэлов. Культ Янжимы распространён по всей Азии. В Индии её называют Сарасвати, в Тибете – Янг Ченмо, в Монголии – Келин Укин Тегри, в Китае – Тапьен Цай Тьену.

 

Дакиня Янжима считается покровительницей искусств, наук, ремёсел и мудрости, создательницей древнеиндийского языка – санскрита, давшего начало всем современным индоевропейским языкам.

 

В древних манускриптах, хранящихся в монастырях Тибета, Янжима-Сарасвати ассоциируется с рекой, хранящей жизнь. Согласно одной легенде, «когда наступило время бездуховности, Сарасвати ушла под землю и до сих пор течёт там. Но когда люди снова уверуют, река Сарасвати вернётся на поверхность Земли».

 

Считается, что Янжима покровительствует женщинам. Именно она, явившая свой облик в Баргузинской долине, помогла многим бурятским женщинам родить ребёнка и обрести счастье в семейном кругу.

 

 

В конце 2009 в Баргузинском районе рядом с местом проявления лика богини Янжимы началось возведение главного дугана Баргузинского дацана, или "Дворца богини Янжимы".

 

Дакиня явила свой облик бурятскому народу 24-го числа месяца Дракона по лунному календарю. Следует отметить, что 24-е число особо почитается во многих религиях мира. И с той поры молебен, посвящённый этой Дакине, проводится ежегодно, 24-го числа месяца Дракона.

 

Напоследок нас подвели к алтарю, чтобы показать ещё одно чудо: стекло алтаря, за которым находились буддийские иконы, было разрисовано тончайшими морозными узорами. Словно искусный мастер украсил его узорной графикой – витиеватыми букетами, многогранными кристаллами, иглами, листьями и пёрышками – рассматривать которые можно было бесконечно. Они объединились в своеобразные композиции, а холод помещения заботливо сохранял все их изгибы и завитки.

 

 

Наполнившись красотой и интересными историями, мы возвращаемся в посёлок Ярикто, но перед этим решаем заехать на Барагхаанский аршан, который издавна славится своими лечебными свойствами. В 2006 году здесь, на месте разрушенного в 30-е годы Баргузинского дацана, возле священной горы Барагхаан была возведена ступа. В основание её, помимо священных реликвий, заложена земля с тех мест, где в XIX - XX вв. располагался Баргузинский дацан. Эта ступа посвящена памяти всех лам дацана, безвинно пострадавших в годы сталинских репрессий.

 

В завершение нашего пребывания в Баргузинской долине мы отправились к подножию горы Улзаха по утоптанной тропинке, ведущей к священному месту с заветным камнем, на котором «танцует» богиня Янжима. Стволы сосен вдоль всей тропинки сплошь повязаны синими, жёлтыми, красными, зелёными и белыми хадаками. Постояв в молитвенном благоговении у камня, испросив у Сарасвати-Янжимы благословения нашей будущей книге, мы повязали на ближайшее дерево свои хадаки. Ветерок колыхал их тонкую шелковистую ткань, а солнечные лучи, пронизывая ткань намоленного пространства, разбегались золотыми бликами по белому ещё снегу, стволам деревьев и нашим лицам, вызывая улыбку и создавая атмосферу праздничного торжества.

 

Мы возвращались домой, а солнце, словно верховный лама в оранжевых одеждах, плавно поднималось с горного трона, чтобы напитать светом и теплом свои владения. Впечатления этих дней навсегда легли благословенными узорами в наши сердца, а прекрасная Баргузинская долина с её богатой историей – отдельной главой в книге.

 

 

 


№57 дата публикации: 19.03.2014

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019