Грани Эпохи

этико-философский журнал №79 / Осень 2019

Читателям Содержание Архив Выход

Ирина Иванеженкова

 

Киммерийский космос

Максу Волошину

 

Киммерийский космос

До синих берегов доплыл мой Одиссей.

Зелёный перламутр дышал меж свай причала.

Он был совсем один. Наедине со всей

Вселенной, что корабль истерзанный качала.

 

Зачем он здесь? Куда? Откроет ли ему

Пустынная звезда холмов небесно-синих

Неведомый маршрут ответом на мольбу?

Прочертит ли, как взгляд ласкает плавность линий

 

Синеющих вершин, колышущихся вод?

Мой Одиссей устал, сложил свои доспехи

К предгориям. К чему был начат сей поход?

Беспомощен и наг. Тут шрамы, там прорехи.

 

За синею грядой укрылся светлый лик.

Земля тиха во мгле туманной и глубокой.

Просоленный дотла, мой Одиссей приник

К молчанию миров, как к вечному истоку.

 

 

 

 

 

Проявление корабля

Я ждала корабля.

Эти строки пишу с корабля,

Из уютной и тихой каюты.

Капитан у руля.

В нашем трюме довольно угля.

Синим воском стекают минуты.

 

Одолеет тоска

Или тьма обнажит свой оскал,

Скрутит в узел тугие канаты –

Он не бросит поста:

Мы идём мимо рифов и скал,

Слишком близко к черте невозврата.

 

А на палубе свист –

Путь полёта пронзительно чист

И натянуты парусом ткани,

Словно струны арфист

Сонастроил (чуть вверх и чуть вниз),

Чтоб звучать в унисон с облаками

За бортом корабля.

 

Мы встречаемся здесь, в корабле.

Только выйти осталось на мостик.

На планете Земля

Мы плывём по небесной земле –

Неспокойные, странные гости.

 

 

 

 

 

* * *

Ты был сиянием во тьме закрытых глаз.

Ты ночью был звездой, а днём был солнцем.

Ты был упругим ветром, пел мне песни

И обнимал со всех сторон, пытаясь

Однажды научить меня летать.

Ты был листом, спадающим в ладонь.

Ты был вершиной горной, я сидела

Молчаньем на плече Твоём скалистом

И на Тебя смотрела – Ты был небом.

И Ты хранил меня и согревал

По всей земле от холода земного.

Когда бежала я на пирс ночной,

Как на свиданье, в теле Ориона

Явился мне и кинул звёздный трап.

Мы были вместе. Ночь тому свидетель.

И ты дарил мне солнечную степь

С её суровой страстною землёю,

Полынным воздухом и жёсткою травой.

Бескрайним морем был: шутливою волною

Ловил меня за пятки, рисовал

Такие же узоры из течений,

Как тропы путников на выжженных лугах,

Как контуры холмов и побережий.

Ты огненные слал мне письмена

В лучах заката над зеркальной бухтой.

И я любила каждый поворот

Твоей Дороги. Знаю, Ты так любишь

Со мной Дорогой быть. У ног ложился

Иссохшим стеблем. Я Тебя узнала

Во всём. Тебя к Тебе Тобой несла.

И если б захотел Ты человеком…

И человеком я б Тебя любила.

 

Коктебель

Январь 2014 г.

 

 

Магнит влечёт дух.

Достаточно одной звезды – и ты срываешься с места. Некий тайный магнит, встроенный в сердце твоего существа, отрывает тело от статичной точки и превращает его в вектор, в летящую стрелу. Летящую в пространстве не столько земном и географическом, сколько незримом и вертикальном. В горизонтали тоже, да, непременно, ибо всё это неразрывно, отражено, взаимообусловлено, да что там… – одно. Всё это одно. Но всё же в плотных условиях перемещений как таковых меньше, они скромнее. Порой до смешного. Как, например, рывок на ближайший пустырь. Да, иногда ближайший пустырь становится порталом в открытый космос...

Достаточно одной звезды.

И зов её заставляет сердце стучать быстрее и сильнее, голос её безмолвия смущает ум и прогоняет страх, лень, усталость, оттесняет в сторону стоящий на страже здравый смысл. Нет  никакого резона лететь на этот зов. Но совершенно нет возможности, нет шансов остаться: звезда мерцает твоим собственным пульсом, и пока у меня есть ноги, они несут и моё тело навстречу этой звезде.

Неважно, где ты окажешься. Это всегда неизвестно на пороге, через который переступаешь, – направление само становится магнитом, пространство разворачивает внутреннее измерение и открывает Путь, и каким бы он ни был, ты всегда оказываешься в нужное время в нужном месте.

И вот ты на ночном пирсе. Или на тонком перешейке мыса. Или на подступах к скалистой вершине. Это встреча. Кто-то стал мысом, холмом, созвездием, чтобы эта встреча состоялась. Чтобы ты смог пройти, увидеть, услышать, прикоснуться, слиться воедино со стихией, дорогой, камнем. Это слияние-притяжение происходит в некоей точке предела – это всегда вершина твоих возможностей в данный момент. Достигнув этого предела в своём сознании и вне его, встречаешься со страхом: страхом высоты, потери равновесия, утраты самоконтроля. Сначала нужно посмотреть страху в глаза. Этот взгляд откроет, что между ним и тобой нет ничего общего. Страх не более чем иллюзия.

Но поддайся ему сначала.

Поддайся, отступи, вернись в исходную точку. Чтобы ощутить собственную слабость. Великую силу смирения. Понять, что ты упустил Встречу. Осознать, что другого пути нет: выйти на «мостик» можно только по этой узкой тропе на высоте между двумя безднами, преодолев себя самого. Никто кроме тебя не сделает этого. И когда сделаешь шаг над пропастью, крепко держась взглядом за беспредельную высь, две бездны превратятся в два крыла…

Красота всегда сильнее страха, она восхищает дух, возносит его, настраивает на более высокую частоту, вливается в сознание ошеломляющим и всевскрывающим потоком, и вот ты обнаруживаешь, что оно более не сковано – оно свободно. Тело более не вжимается в скалу с целью найти в ней опору, но сливается с ней в единении любви, и я смотрю в небо южным выступом скалистой вершины, а он, выступ, смотрит в небо мной. Здесь стираются любые границы. Их нет. И тебя самого нет тоже. И это лучшее, что может с тобой произойти.

 

 

Покинув Коктебель, я осталась на мостике моего Корабля – на плече Великого Духа, ставшего скалой с богатырским ликом. Эти строки оттуда.

Здесь вершины холмов купаются в голубой дымке солнечных облаков. А за ними, вдали, сияет ослепительное белое море, слившееся с небом в такой же любви, как тело человека – с телом камня. И в каждом по солнцу.

 

 

Яркий, блистательный, иной мир вершин… Линии берегов каких дальних, неведомых стран прочерчены там, в этом сиянии, белым по белому?

Это мир чистоты и тишины, и всё, что ты слышишь, – это лёгкое касание ветра.

Всё, что видишь, – звучание Красоты.

Всё, что чувствуешь, – Образ.

 

 

Гаснут во времени, тонут в пространстве

Мысли, событья, мечты, корабли…

Я ж уношу в своё странствие странствий

Лучшее из наваждений земли…

М. Волошин

 

 


№57 дата публикации: 10.03.2014

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019