Грани Эпохи

этико-философский журнал №80 / Зима 2019-2020

Читателям Содержание Архив Выход

Александр Херсонов

 

По следам господина Чацкого
и человека «подобного Христу»

(Детектив от астрологии)

 

В который раз перечитывая бессмертное «Горе от ума», решительно прихожу к выводу: главный герой комедии напоминает мне некий хорошо знакомый персонаж. Какой именно? Интуиция и знания космобиологии позволили предположить, что в лице героя знаменитой комедии А. С. Грибоедов отразил типичные черты человека, который в астрологии соотносится с психотипом «Стрелец».

 

 

Версия – понятие динамическое

И в самом деле, кто, помимо «Стрельца», мог бы во всеуслышание заявить: «Служить бы рад, прислуживаться тошно»? К тому же, исполненным патриотических чувств, прийти к выводу, что «дым отечества нам сладок и приятен»? Напомню читателю, многообразие человеческих характеров, сообразно двенадцати знакам Зодиака, астрологи сводят к двенадцати основным психотипам.

Итак, версия выдвинута: в характере и натуре Александра Чацкого писатель отразил черты человека, типичные для психотипа «Стрелец».

Но что же подвигло А. С.  Грибоедова к выбору столь яркого и прямо скажем, завидного характера? Уж не являлся ли «Стрельцом» сам Грибоедов и не себя ли «любимого» запечатлел в знаменитом герое? Вполне возможно…

К тому же, замечено, что новорождённых «Стрельцов» чуткие мамы зачастую нарекают именем Александр. Спросите, почему? Возможно потому, что в переводе с греческого «Александр» означает «защитник-воин», а лучшего защитника, чем «Стрелец» (даже символически) отыскать затруднительно…

С целью проверки закравшееся предположение открываю том энциклопедии и… получаю «от ворот поворот». Александр Грибоедов родился 4 (15) 01. 1795 года, и по канонам науки «чтения звёзд» относится к психотипу «Козерог».

Но не мог же Грибоедов «материализовать» сочный образ Александра Чацкого «из пустоты»? Для этого даже буйного воображения маловато будет. Тем более, что образ Чацкого как «две капли воды» соответствует хорошо узнаваемому астрологами зодиакальному психотипу.

Вероятно, предполагаю, у Грибоедова «перед глазами» стоял образ близко знакомого человека, общение с которым способствовало рождению бессмертного героя.

И ещё предполагаю: по-видимому, Грибоедов был не равнодушен к этому человеку, а может быть, даже испытывал к нему нежные чувства.

 

 

Кто ты, незнакомец?

Но… начинаю сомневаться. Что если версия «Чацкий - Стрелец» далека от действительности? Ещё раз вчитываюсь в хорошо знакомые строки…

Софья жалуется: «Да хоть кого смутят вопросы быстрые и любопытный взгляд». Или: «Он съехал, уж у нас казалось скучно… потом опять прикинулся влюблённым, взыскательным и огорчённым».

И вновь предположение начитает крепнуть… Неужели интуиция меня обманывает? Всё приведённое выше воистину «стрельцовское»! И то, что «три года не писал двух слов и грянул вдруг, как с облаков».

Таковы на самом деле воители-«Стрельцы», любители приключений и разного рода авантюр. И то, что «хотел объехать белый свет, но не объехал сотой доли» из того же ряда… Замыслив нечто грандиозное, люди, вооружённые «луком и стрелами», зачастую, увы, «прогорают» раньше времени…

Спору нет, примеров, типичного поведения человека «Стрельца», подобного приведённым, Грибоедов «закрепил» за Чацким более чем достаточно.

Достаточно для идентификации с человеком определённого психотипа. И разве не самоуверенный «Стрелец» в отличие от многих мог себе позволить «у покровителей зевать на потолок»? К тому же, «служить делу, а не людям»?

Нет, ошибки быть не должно. Именно «Стрелец» воплощён автором в Александре Чацком, типичном жизнелюбе и оптимисте, весельчаке и балагуре, правдолюбе и патриоте, услужнике и ловеласе, хлебосоле и бессребренике. Словом, человеке «Юпитера», каковые по тайному замыслу Природы каждый год рождаются в период с 23 ноября по 21 декабря.

Ясно одно: Грибоедов хорошо знал этого человека, долгое время наблюдал и изучал его. Потому- то Александр Чацкий и родился столь «живым и узнаваемым».

Скорее всего, человек-загадка входил в близкое окружение автора комедии, а может быть, даже являлся близким другом. Составляю список ближайших друзей и знакомых Грибоедова, и разыскиваю о них сведения в БСЭ. Уж не попадётся ли среди этих людей искомый «Стрелец»?

Начинаю с П. Я. Чаадаева. Родился 27.05 (07.06) 1794 года. Дата соответствует человеку психотипа «Близнецы». К. Ф. Рылеев родился 18(29) 09 1795 г. Дата представляет человека-«Весы». Опять не то.

А. А. Бестужев-Марлинский родился 23.10 (03.11) 1797 года и несёт в себе черты человека-Скорпиона». Остаётся последняя из выбранных кандидатур. Кандидатура Александра Одоевского. С душевным трепетом раскрываю страницу энциклопедии и… читаю: «А. И. Одоевский родился 26.11 (08.12) 1802 года».

Вот он, момент истины! Круг замкнулся. Нашёлся таки искомый «Стрелец», прообраз которого и воплотил Грибоедов в Александре Чацком. Героем со «стрельцовским» характером оказался близкий друг и двоюродный брат писателя, настоящее имя которого Александр Иванович Одоевский.

 

 

По созвучию фамилий? Да нет, по духу и крови!

Однако в книге «Летопись жизни и творчества А. С. Грибоедова», написанной авторитетным учёным, членом-корреспондентом Академии наук Н. К. Пиксановым (1878 – 1969 г.) обнаруживаю, что прототипом Чацкого явился не кто иной, как П. Я. Чаадаев.

Правда, чётко аргументированных объяснений на сей счёт автором не приводится. В справке о личности Чаадаева автором указывается источник: «об отражении биографии и черт П. Я. Чаадаева в образе Чацкого см: Тынянов Ю. Н. Сюжет «Горя от ума» (Литературное наследие, т.47-48, М., 1946 г).

Но, как было мной обнаружено, Чаадаев принадлежал психотипу человека «Близнецы» и с точки зрения космобиологии А. Чацкий и П. Чаадаев по характеру люди совершенно разные. Правда, с близко «звучащими» фамилиям… Не это ли обстоятельство и подвигло маститого учёного к ошибочному выводу?

Какие же характерные черты у людей-«Близнецов» отмечают астрологи? Во-первых, малую предсказуемость и зачастую непостоянство. Во-вторых – множественность проявлений, как будто перед вами не один, а несколько человек одновременно. Не даром «Близнецов» символически двое и эти двое противоречиво смотрят в разные стороны.

Это верно, что «Близнецы» могут являться «душой компании», но желания такого человека, его мысли и настроения переменчивы. Это человек, на которого вряд ли можно положиться, «как на себя самого».

Но таков ли образ Александра Чацкого? Нет, конечно. По сути, характер Чацкого полная противоположность характеру людей-«Близнецов». Если приглядитесь к Зодиаку, то вы обнаружите, что знаки «Близнецы» и «Стрелец» расположены диаметрально противоположно! И этим символизмом подчёркивается принципиальная несовместимость характеров людей указанных знаков.

Но это рассуждения в «общих чертах»… А что, если по дате рождения рассмотреть содержание конкретного микрокосма П. Я. Чаадаева?

В этом случае мы обнаружим «сильный, целеустремлённый характер, натуру глубокого философа и общественного деятеля, способного к «духовному обновлению в силу философии и конструктивных усилий ради создания лучших человеческих условий». Таков вердикт астрологии.

Как видим, Чаадаев имел натуру нетипичную для психотипа «Близнецы», хотя формально и причислялся к людям-«Близцецам». Ох, не проста наука «звездочтения»! Из астрологического досье на Чаадаева находим: «Человек высокой морали, этики, сострадания и миссионерства, волевой, творческий, вдохновенный, умеющий заметить и использовать свой шанс, способный соприкасаться с высшими силами с помощью молитв и медитаций».

Но в микрокосме Чаадаева есть указание и «на свержение в профессии, немилость, некий несчастный случай, опасность заговора или интриг», в которых Чаадаев мог бы «выступить жертвой». Вышесказанное во многом действительно воплотилось в жизни П. Я. Чаадаева.

В книге Пиксанова «Летопись жизни и творчества А. С. Грибоедова» о П. Я. Чаадаеве читаем: «Общественный деятель, публицист, автор «Философских писем» (1836 г.), за которые объявлен сумасшедшим. Со студенческих лет находился в преданной дружбе с Грибоедовым». И это, вероятно, ещё одна из причин, по которой Пиксанов мог считать, что именно Чаадаев послужил прообразом Александра Чацкого…

Как видим, наука космобиология в отношении судьбы Чаадаева оказалась весьма близка к истине.

Однако вернёмся к обнаруженному в окружении Грибоедова «Стрельцу» по имени Александр Одоевский.

 

 

А. Грибоедов и А. Одоевский

Многое связывало двух братьев-Александров: взгляды на жизнь и литературу, общность духовных и эстетических интересов. Удивительно, но, будучи на семь лет старше Одоевского, Грибоедов отмечал, что младший «Стрелец» оказывает на него заметное влияние. Таков природный авторитет людей-«Стрельцов», рождённых под влиянием благословенного Юпитера. Не потому ли Грибоедов и выбрал в качестве героя комедии брата-юпитерианца? Того, кому «благоволили боги»?

В биографии А. И. Одоевского читаем: «Дружба Грибоедова и Одоевского сыграла большую роль в жизни того и другого и была порой трогательна. Одоевский не раз удерживал пылкого Грибоедова от лёгких романов с представительницами тогдашнего балета и предостерегал его, резкого и невоздержного на язык, от излишней откровенности перед людьми, не отличавшимися ни скромностью, ни стойкостью убеждений».

Однако, имеется и иное мнение. Обратимся к воспоминаниям современника Грибоедова Д. И. Завалишина: «Ещё чаще виделся я с Грибоедовым у Александра Ивановича Одоевского, у которого Грибоедов даже жил (оба они, и Грибоедов, и Одоевский, были в родстве с супругою И. Ф. Паскевича, урождённою Грибоедовой, и потому отчасти в родстве и между собою), или, по крайней мере, часто просиживал подолгу, потому что мне нередко случалось, заходя по делам к Одоевскому, рано утром, и иногда притом и по два дня сряду заставать за утренним чаем и Грибоедова вовсе ещё не одетого, а в утреннем костюме.

На указанные в жизнеописании Грибоедова отношения его к Одоевскомуя и начну именно свои замечания. Мнение, что Одоевскиймог «охранять страстного и порывистого Грибоедова от всяких уклонений в сторону», положительно ошибочно.

Такого влияния Одоевский никак не мог иметь по двум весьма важным и очевидным причинам. Во-первых, не много можно найти людей, способных так увлекаться, как увлекался Одоевский. Редко встречаются люди, так легко переходящие от восторжённого удивления к самому язвительному порицанию, от дружбы к вражде и обратно, как это случалось с Одоевскими очень часто без достаточного для того основания. Я полагаю, что не ошибусь, если скажу, что в целом казематском обществе едва можно насчитать три, четыре человека (могу говорить беспристрастно, потому что был именно в числе их), которых Одоевский не задел бы своими эпиграммами, нередко весьма язвительными, как, например, известная эпиграмма на А. З. М[уравьёва]».

 

Итак, во время службы Одоевского в лейбгвардии конном полку в Санкт-Петербурге, Грибоедов подолгу живал на квартире молодого друга. Возможно, симпатия к Одоевскому проявилась у трудно живущего Грибоедова-«Козерога» ещё и потому, что, будучи человеком холодного Сатурна, он нуждался в энергетической подпитке жизнелюбивого и энергичного «Стрельца». И видимо такую подпитку получал на самом деле.

Родные не столько по крови, сколько по духу, два брата неожиданно сошлись в 1824 году, когда тяжёлое испытание каждому из них определило истинную цену. К тому времени Грибоедов уже являлся знаменитым автором «Горя от ума», и, следовательно, хорошо знал душевные качества двоюродного брата. В тот трагический год в северной столице случилось катастрофическое наводнение, и дом Грибоедова оказался затоплен водой, а брат Одоевский предпринял всё от него зависящее, чтобы спасти близкого человека.

Когда 30 января 1829 года в Тегеране от рук разъярённой толпы фанатиков погиб Грибоедов, Одоевский тяжело переживал невосполнимую потерю. Поэт пишет «Элегию на смерть А. С. Грибоедова», неоднократно посещает могилу в храме святого Давида, заказывает панихиду по убиенному.

 

 

Из «Летописи» жизни

Вот как выглядит хронология взаимоотношения братьев-Александров, каковой видится в «Летописи жизни А. С. Грибоедова», составленной учёным Пиксановым.

В конце мая 1824 Грибоедов переезжает из Москвы в Петербург. В первых числах июня среди прочих знакомых видится с братом Одоевским. В конце августа Грибоедов живёт в Стрельне у Одоевского.

Около 21-22 октября после приёма в особой канцелярии МВД, вернувшись в квартиру, с помощью Одоевского рвёт свои рукописи.

7 ноября наводнение в Петербурге. В то время Грибоедов жил на Торговой в доме В. В. Погодина, и когда затопило комнату, Грибоедов перебрался к соседям на второй ярус, а затем под самую кровлю, и, раскрыв слуховое окно, наблюдал ужасное стихийное бедствие. В это время брат Одоевский «плыл и тонул», чтобы спасти Грибоедова.

Середина января 1825 года. Грибоедов получает письмо от П. А. Катенина с критикой «Горя от ума», среди прочих критику читал и Одоевский.

Весна 1825 г. Д. И. Завалишин сообщает, что в это время, в числе других, на квартире Одоевского, под общую диктовку, с подлинной рукописи Грибоедова он сделал список с «Горя от ума».

9 сентября 1825 года. В письме С. Н. Бегичеву Грибоедов «поручает ему заботиться о А. И. Одоевском». 18 декабря в письме А. А. Жандру «беспокоится о дружбе А. И. Одоевского с В.Н.Т.»

14 февраля 1826 года Одоевский, отвечая на вопросные пункты Комитета, пишет, что «Грибоедов ни к какому не принадлежит обществу».

В результате 9 июня Грибоедову выдаётся аттестат о невиновности: «По высочайшему его императорского величества повелению Комиссия для изыскания о злоумышленном обществе сим свидетельствует, что коллежский асессор Александр Сергеев сын Грибоедов, как по исследованию найдено, членом того общества не был и в злоумышленной цели оного участия не принимал».

5 июня Грибоедов пишет, что «воодушевлён одной заботой» за судьбу Одоевского.

Без даты. Вероятно, 5 июня 1826 г. или в июне 1828 года. Грибоедов написал стихотворение «А. О[доевскому]».

Июнь 1828 года. Грибоедов посылает заключённому в тюрьму Одоевскому «письма, вещи и книги».

У книготорговца Грефа Грибоедов купил книги на 1480 рублей для отсылки Одоевскому в Нерчинск и написал письмо, в котором утешал и ободрял друга и брата.

3 декабря 1828 года. В приписке к неотправленному 17 сентября письму Грибоедов сообщает В. С. Миклашевич о том, что «Александр Одоевский, сосланный на каторжные работы, мне в сию минуту душу раздирает. Сейчас пишу к Паскевичу, коли он и теперь ему не поможет, провались все его отличая, слава и гром побед…»

В письме Паскевичу Грибоедов пишет: «Теперь без дальних предисловий, просто бросаюсь к Вам в ноги, и если бы с Вами был вместе, сделал бы это, и осыпал бы Ваши руки слезами. Помогите, выручите несчастного Александра Одоевского».

В заключении исследования Пиксанов приходит к выводу: «Принимал ли И. Ф. Паскевич какие-либо меры по облегчению участи А. И. Одоевского – неизвестно. Только в 1837 году Одоевский был переведён солдатом на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк, где и погиб в 1839 году».

 

 

«Я знал его, мы странствовали с ним…»

Тезис о том, что Одоевский носил в себе микрокосм человека-«Стрельца» и отчётливо проявлял типичные черты характера, следует из посвящённого на смерть Одоевского стихотворения М. Ю. Лермонтова. Стихотворение было написано в 1839 году и названо инициалами: «А.И.О.»

Как и многие «Стрельцы», Одоевский, по меткому замечанию великого поэта, «был рождён для надежд, поэзии и счастья».И немудрено, поскольку люди-«Стрельцы», по утверждению астрологов, как это было ранее замечено, находятся под «присмотром» благословенного Юпитера.

И, опять таки, в обычае «Стрельцов», бессознательно ощущающих на себе «поддержку неба», поступать так, как поступил Одоевский, а именно, «сердце бросить в море жизни шумной». Ни о каких сомнениях или боязни в таких случаях речи не ведётся…

С годами, как и в молодости, умудрённые жизнью «Стрельцы» продолжают чувствовать жизнь на пределе возможного, что не преминул отметить и Лермонтов: «В нём тихий пламень чувства не угас». Такие люди «оживлены» даже тогда, когда смертельно больны, поскольку «сохраняют веру гордую в людей и жизнь иную». Мнение света для них мало значат. А лучше сказать, не значит ничего.

Вот почему Лермонтовым прозорливо отмечено: «Ты с юных лет коварные его отвергнул цепи». Можно не сомневаться, что по отношению к «высшему свету» Одоевский находился в духовной оппозиции. И тут мы находим правоту Лермонтова: «Пускай забудет свет столь чуждое ему существо».

Известно, что люди-«Стрельцы» влюблены в жизнь, в природу, в круговорот всего сущего, готовы утверждать жизнь даже в самом малом её проявлении.

И это качество чутко подметил великий поэт в Одоевском: «Любил ты моря шум, молчанье синей цепи… И в даль грядущую, закрытую пред нами, духовный взор смотрел».

Определение «духовный» особенно дорого автору этих строк. Духовность – вот главное качество, главная принадлежность человека-«Стрельца», которого «небо», благодаря страстному исканию духа, зачастую наделяет способностью к пророчеству. Но и это не осталось незамеченным гонимым поэтом, поскольку стихотворение заканчивается строкой: «И помню я… его слова пророчески звучали».

 

 

«Стрелец» Одоевский

Александр Иванович Одоевский происходил из старинного и богатого рода черниговских князей, в семье был единственным и горячо любимым сыном. Он получил блестящее домашнее образование, рано проявил самые широкое интересы: занимался музыкой, словесностью, увлекался западноевропейской литературой. На полках его библиотеки, а это типичная принадлежность быта человека-«Стрельца», находим полный и самый широкой набор книг на философские и исторические темы, авторами которых являлись Сумароков, Ломоносов, Радищев, Державин, Бестужев, Пушкин, Рылеев. А так же Руссо, Вольтер, Шиллер, Дидро, Шекспир. Перечень указанных авторов как нельзя лучше отражает духовные пристрастия и устремления читателя Одоевского. Но не только.

Указанное пристрастие даёт надежду на то, что в читателе–«Стрельце» потенциально сокрыт человек творческий, способный развить чужую мысль и родить собственную. Именно таковым и являлся Одоевский, по праву занимавший законное место во втором ряду поэтов пушкинской эпохи. Причём, как и положено «Стрельцу», поэт самокритичный, способный объективно оценить свои возможности. Что следует из признания самого Одоевского: «Если я, может быть, и не поэт в истинном значении слова, всё же я очень люблю поэзию и литературу».

Не удивительно, что и творчество Одоевского пронизано «стрельцовской» направленностью, основано на нравственно-философском осмыслении прошлого, интересе к национально-исторической тематике, философской лирике.

Судьба Одоевского, как и судьба Грибоедова, сложилась трагически, но это была оптимистическая трагедия. В феврале 1815 года Одоевский был определён на службу в канцелярию Кабинета его величества. Перед ним открывались блестящие карьерные возможности, но…

Для свободолюбивого человека-«Стрельца» наступили долгожданные времена. Всколыхнувшееся в народе после войны с Наполеоном чувство патриотизма и небывалого обновления вызвало к жизни появление тайных обществ по переустройству России, вначале «Союза спасения» (1816 г.), затем «Союза благоденствия» (1818 г.).

 

 

С пистолетом в руке

Зимой 1824 года Одоевский становится членом тайного «Северного общества» и 14 декабря оказывается на Сенатской площади. В приговоре по делу А. И. Одоевского записано: «Участвовал в замысле бунта принятием в тайное общество одного члена и лично действовал в мятеже с пистолетом в руках». В итоге, Одоевский становится узником Петропавловской крепости и многим кажется на грани умопомешательства. Трудно определить, что больше явилось тому причиной: то ли слишком суровый приговор (пятнадцать лет каторжных работ), то ли глубокое разочарование в людях, что стояли у кормила власти в России.

Подлые, лживые, коварные души, с которыми столкнулся «Стрелец»-Одоевский, вот что больше всего убивало его жизненные силы.

Затем последовали Сибирь, каторга, Читинский и Петровский остроги (1827 – 1837 г.), поселение на Ишиме (1833 г.). Провокатор, сам того не ведая, оставил для потомков свидетельство врождённой черты «стрелецкого» характера Одоевского: «Несмотря на богатство, он весь в нужде, ибо со всеми делится до последнего».

«Стрелецкие» черты характера поэта Одоевского проявились со всей очевидностью, когда до каторги дошло «Во глубине сибирских руд» А. С. Пушкина.

Одоевский в ответ на историческое обращение великого поэта пишет знаменитые строки «Струн вещих пламенные звуки…».

В стихотворении, полном иронии и сарказма, поэт в духе «Стрельца», заверяет: «Но будь спокоен бард, цепями своей судьбы гордимся мы и за засовами тюрьмы в душе смеёмся над царями».

Написать подобное в положении Одоевского, означало одно: совершенно не раскаяться в содеянном.

И проявить мужество высшей пробы. В безликом определении «царями» поэтом заключена суть содержания «Стрельца»-Одоевского, мыслителя и философа, человека Космоса. «Волхва», который, по определению А. С. Пушкина, «не боится великих владык».

 

 

Пусть боятся цари!

Таких, как Одоевский, «цари» боятся и «за засовами тюрьмы». Нутром чуют власть имущие непримиримость и неисправимость. Совершить прямое убийство «цари» не решаются, но готовы к попытке косвенного убийства, например, посылая неугодного в пекло боя.

Одоевского направляют рядовым на Кавказ, в действующую армию, под пули и сабли горцев. Именно там, близ Тифлиса, в октябре 1836 года пересекаются жизненные пути и судьбы двух гонимых поэтов, Лермонтова и Одоевского, совместная служба которых проходит в Нижегородском драгунском полку.

Как истинный «Стрелец», Одоевский быстро завоёвывает среди солдат и офицеров авторитет и уважение, репутацию умного, образованного, благородного человека, всеобщего любимца. Доходит до курьёзов.

Некая излишне впечатлительная натура была готова видеть в А. И. Одоевском «личность, подобную Христу». Впрочем, возможно, в этом не было большого преувеличения…

Как любящий сын, Одоевский тяжело переживает смерть родителей, матери в 1820 г. и отца в 1839 г. Уход из жизни любимого отца подточил и без того ослабевшие жизненные силы Одоевского. По одной версии 6 августа 1839 года Одоевский сильно простудился и 15 августа скончался.

По мнению Пиксанова, «А. Одоевский погиб во время боевой операции на берегу Чёрного моря». Вспоминают, что не было человека, который бы знал Одоевского и который бы горько не оплакал его смерть. Говорят, что плакали даже горцы, отдавая дань мужеству и благородству русского воина. Жизнь поэта А. Одоевского, как и жизнь великого А. Пушкина, остановилась на магической цифре «37».

 

 

Сайт автора www.hersonov.ru

 

 


№57 дата публикации: 13.03.2014

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019