Грани Эпохи

этико-философский журнал №80 / Зима 2019-2020

Читателям Содержание Архив Выход

Р. Б. Рыбаков

 

Святослав Рерих

Святослав Рерих запечатлел на своих полотнах кремнистые пики Ладака и поднебесные кручи Гималаев, жителей гор и женщин срединной Индии. Картинам его присуща романтическая взволнованность. Сквозь всё творчество художника красной нитью проходит мысль, что прекрасна земля древней страны и прекрасны населяющие её люди.

 

В конце писем, там, где другие употребляют стёртые трафаретные фразы, Святослав Николаевич Рерих ставит многозначительное: Всего Вам светлого! В этом необычном пожелании отражаются м жизнеутверждающее мировоззрение художника, и светоносность его картин, и мудрый совет отца-Рериха - не отнимайте у себя минуту радости, идите к свету, не задерживаясь на плохом.

Борьбе света и тьмы посвящены многие полотна С. Н. Рериха. Иногда эта тема трактуется им аллегорически (триптих «Распятое человечество»), иногда она выливается в форму лирического пейзажа (рассветы и закаты в Гималаях); изредка и свет, и тьма представлены в его картинах литературно-традиционными образами носителей добра и зла («Борьба Иакова с ангелом» на сюжет из Ветхого Завета). Каждая из этих картин не оставляет сомнений в позиции самого художника – яркие, как бы светящиеся изнутри, мерцающие краски, отданные им торжествующему добру, доминируют на полотне. (Недаром в английской транскрипции художник пишет своё имя через Е – Светослав).

Но вот ещё одна картина: тёмные тяжёлые горы, мрачный колорит, и лишь в правом углу смоляные факелы освещают идущих цепочкой людей! Кто они и куда идут они? Название – «Трудимся ночью» - не отвечает на эти вопросы, оно говорит о другом: в сгустившейся тьме (а картина датирована 1939 годом) труженики культуры крепко держат в руках факел знания, факел искусства. «Трудимся ночью», говорит художник от первого лица, и он имеет на это право - не только потому, что в самую глухую ночь высоко пронёс он факел своего искусства, но и потому ещё, что безделье и художественная богема органически чужды ему. Он работает неустанно, взыскательно, упорно, не выставляясь в течение десяти лет, работает не ради призов и премий, а потому что в этом заключён смысл его жизни. Думается, что он мог бы повторить слова Николая Константиновича Рериха, который когда-то так ответил дотошному репортёру, выяснявшему, как знаменитые люди России проводят праздники: «За работою. В чём же лучший праздник, как не в работе?»

Этому празднику постоянного труда Святослав Рерих отдал около полувека. Человек, умеющий трудиться, умеет уважать труд других. И С. Н. Рерих воспел труд индийских крестьян, труд индийских рыбачек – «дочерей моря». Правда, их труд романтизирован художником, картины эти ярко декоративны, краски солнечны и радостны, но ведь это и создаёт впечатление праздничности труда. Перед нами не реалистическое отражение действительности, а скорее красочный гимн человеку и труду, каким он должен быть.

Картины С. Н. Рериха лишены какого бы то ни было литературного сюжета, даже жанровые сценки его не передаются пересказу словами, так как «говорят» они исключительно языком живописных средств, а этим языком С. Н. Рерих владеет блестяще.

Святослав Рерих – художник светлый, радостный, воспевающий счастье жизни. В его картинах, лучшие из которых представляют как бы окна в его собственную страну праздника и света, много экспрессии, много движения, как бы приостановленного на мгновение кистью; кажется, отвернись – и движение это возобновится! Он весь в настоящем, прошлое не импонирует ему; редко когда остановится он, чтобы подметить следы этого прошлого – да и то в настоящем («Как в былые дни»), или погрузится в идиллическую задумчивость («Когда собираются йоги») – и снова задвигались, заплескали, закрутились весёлые, яркие полуобнажённые герои и героини его картин. Это отнюдь не бездумность. Наоборот, С. Н, Рерих отыскивает в настоящем черты вечного, черты, переходящие в будущее. Не от того ли так любит писать он детей? Не от того ли так вдохновенно воспевает он радость материнства?

Я говорил уже о центральной теме творчества С. Н. Рериха – борьбе света и тьмы, добра и зла. Он не только живописует светлые радости человеческой жизни, деля это мастерски, каждый раз находя какое-то новое, оригинальное решение, работая в самых разных жанрах – тут следует упомянуть и его портреты, в лучших из которых художник добивается сочетания всё той же буйной декоративности с проникновенной и точной внутренней характеристикой портретируемого, и его пейзажи, часто резкие для нашего северного глаза, но столь достоверные для жителей Индии. Наряду с этим С. Н. Рерих видит и страшную опасность, нависающую над человечеством. Художник-гуманист, он подвластными ему средствами защищает свой праздничный, красочный мир от чёрных видений войны. Работы последних лет – это тревожные предупреждения, в которых знакомые нам уже образы С. Н. Рериха переплетаются с апокалиптическими видениями атомных взрывов. Но С. Н. Рерих верен себе – воитель культуры, он верит в победу разума. «Ты этого никогда не увидишь», - говорит мать ребёнку, закрывая его от смертоносного гриба. «Ты этого никогда не увидишь» - так убеждённо и твёрдо назвал свою новую работу С. Н. Рерих.

Картины С. Н. Рериха свидетельствуют о глубоком постижении художником традиций индийского искусства. Он хорошо знает страну, в которой живёт с 1923 года, - знает её природу, щедро выплеснувшую свои сверхъестественные краски на его полотна, знает её от величавых холодных вершин севера до влажной дымки юга; знает её историю, знает философию, изучению которой отдали долгие годы и отец, и мать, и брат его; искусство же Индии он знает не только как художник, но и как вдумчивый исследователь, автор научных работ. Индия не кончается у порога мастерской С. Н. Рериха, она в нём самом, она в его картинах. Особое влияние на его творчество оказало, по-видимому, искусство раджпутской миниатюры. Если мы возьмём, например, одну из лучших картин С. Н. Рериха – «Священная флейта», то увидим, что при всей оригинальности трактовки она целиком лежит в русле кришнаитского искусства с его единением смертного пастуха и бессмертного Кришны, с его слиянием человека и природы и, наконец, с его синтезом изображения и музыки. Все эти черты вообще очень характерны для искусства С. Н. Рериха, но о последней – то есть о синтезе музыки и живописи – хотелось бы сказать ещё несколько слов. Полотна С. Н. Рериха звучат. Иногда кажется, что слышишь. Проходя по залам, то праздничный гул барабанов, то тоненький голос народной индийской песни, то заунывную древнюю мелодию. Музыкальность, напевность его картин заставляет вспомнить те раджпутские миниатюры, которые создавались на сюжеты музыкальных раг и служили живописной параллелью к образам композитора. Картины С. Н. Рериха необычайно ритмичны. Если всмотреться внимательно, то на многих из них можно разглядеть какие-то круговые завихрения – в расположении фигур («Вечная жизнь»), в форме деревьев (пейзажи), в одежде людей («Наперегонки», «Мои соседи»). Этот круговой мотив – символизирующий совершенство ли, законченность или покой? – придаёт особое ритмическое своеобразие картинам С. Н. Рериха.

Влияние индийского искусства на Святослава Рериха было, возможно, основополагающим, но не единственным. В его работах можно найти и следы его странствований (родившийся в 1904 году в России, он учился в США, работал в Европе, участвовал во второй Азиатской экспедиции Н. К. Рериха) и до некоторой степени творческой манеры его отца, великого русского художника Николая Константиновича Рериха. Однако это влияние не следует преувеличивать, оно заметно лишь в ранних работах Святослава Николаевича. Очень много почерпнув у отца в чисто человеческом плане, С. Н. Рерих в искусстве пошёл совершенно иным, самостоятельным путём, так что сравнивать и отыскивать сходство этих двух художников – это значит подчиниться гипнозу одинаково звучащему имени.

Но хотя С. Н. Рерих является, на мой взгляд, не только индийским гражданином, но и представителем индийской художественной школы, советские люди, посещающие гостеприимный дом Рерихов (а в последние годы оба дома Святослава Николаевича – и на юге, в Бангалуре, и на севере, в долине Кулу, стали чуть ли не обязательным пунктом посещения наших делегаций, подобно Тадж Махалу), часто называют художника «наш Рерих» - так же как сам он, говоря «у нас», нередко подразумевает не Индию, а Советский Союз. И дело здесь не только в его русском происхождении, в его изысканной русской речи, в его естественном интересе к проблемам страны, где родился, но и в определённом чувстве ответственности перед этой страной за всё сделанное и созданное в жизни. Поэтому, задумывая сейчас очередную отчётную выставку за последние десять лет, С. Н. Рерих хочет показать её не только в Индии, но и в Советском Союзе (как это уже было сделано им в 1960 году).

Поэтому с таким нетерпением ждём мы новой встречи с этим большим художником.

Всего Вам светлого, Святослав Николаевич!

 

     

 

Опубликовано: Журнал «Индия», № 4 (25), 1970.

 

 


№53 дата публикации: 08.03.2013

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019